ГЛАВНАЯ
 ·О НАС
 ·ВАКАНСИИ
 ·ГОСТЕВАЯ КНИГА
 ·КОНТАКТ
 ·НАШИ БАННЕРЫ
 ·РЕПУБЛИКАЦИЯ
 ·ФОРУМЫ
  НОВЫЙ PW
 ·РЕПОРТАЖ
 ·ИНТЕРВЬЮ
 ·ОБЗОР НЕДЕЛИ
 ·АНАЛИТИКА
 ·КОММЕНТАРИЙ
 ·АВТOРCКAЯ КOЛOНКA
 ·ЭССЕ
 ·ПОЛЕМИКА
 ·ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ
  ЧЕЧНЯ
 ·ОСНОВНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
 ·ОБЩЕСТВО
 ·КАРТЫ
 ·БИБЛИОГРАФИЯ
  ПРАВА ЧЕЛОВЕКА
 ·АТАКИ НА ПРАВОЗАЩИТНИКОВ
 ·СВЕДЕНИЯ
  ЛЮДИ И СРЕДА
 ·ЛЮДИ
 ·СРЕДА
  СМИ
 ·ДОСТУП СМИ
 ·ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА
  ПОЛИТИКА
 ·ЧЕЧНЯ
 ·РОССИЯ
 ·ЗАРУБЕЖНАЯ РЕАКЦИЯ
  О КОНФЛИКТЕ
 ·НОВОСТИ / ИТОГИ
 ·ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
 ·ЦИФРЫ
 ·ВОЕННОЕ ДЕЛО
  ЖУРНАЛ ЧОС
 ·О ЖУРНАЛЕ
 ·НОМЕРА
  БЛОГИ
  РАДИО СВОБОДА
 ·ЕЖЕДНЕВНЫЕ ПЕРЕДАЧИ
 ·О ПЕРЕДАЧАХ
  ССЫЛКИ

ССЫЛКИ

28 ноября 2008 · Prague Watchdog / Сергей Глигашвили · ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ · ОТПРАВИТЬ ПО ЭЛ. ПОЧТЕ · ЯЗЫКОВЫЕ ВЕРСИИ: ENGLISH 

Война проиграна, господа!

Сергей Глигашвили, специально для Prague Watchdog

Есть простая и наглядная аналогия, которая дает довольно полное представление о нынешнем состоянии вооруженного подполья в Чечне. Ее можно распространить и на соседние республики, где ведутся боевые действия.

Давайте представим себе, что в каком-нибудь районе Москвы в течение долгих лет действует вооруженная группа, совершающая нападения на представителей власти - сотрудников милиции, спецслужб, чиновников. В этот район стянуты огромные силы для борьбы с вооруженной группой, население находится под постоянным и жестким прессингом, любой человек, подозреваемый в контактах с партизанами, немедленно лишается всякого права на защиту – его хватают, подвергают пыткам, а в завершение убивают. Родственников тех, кто воюет, держат на положении заложников: их дома сжигают, их самих могут в любой момент захватить и лишить свободы, чтобы принудить членов вооруженной группы сложить оружие.

Среди местных жителей значительная часть (кто вынужденно, кто по доброй воле) становятся доносчиками. Они сообщают спецслужбам о том, кто, куда и когда пошел, кто с кем встретился, какие продукты закупали в магазине соседи – любую информацию, которую сотрудники ФСБ могут счесть полезной для выявления и ликвидации подпольной вооруженной сети.

С каждым годом власти бросают все новые и новые силы на борьбу с подпольем, однако ни ужесточение репрессий, ни использование целой армии сексотов, ни преследование родственников и сочувствующих не приносят желаемого результата. Группа продолжает действовать, сохраняя дееспособность в пределах когда-то установившихся значений общей численности ее членов и количества совершаемых атак.

Анализ такой диспозиции не составляет труда. Все усилия справиться с таким экстремальным явлением, как вооруженные подпольные отряды, открыто объявляющие своей целью свержение существующей власти, напрасны. Государство безнадежно проигрывает конкурс на популярность среди населения. Ибо без его поддержки подполье не продержалось бы и дня. Социальная база, законспирированные тыловые службы – вот что дает возможность вооруженному сопротивлению не только оставаться на плаву, но и постоянно повышать свою эффективность и уровень боеспособности, учитывая все возрастающее силовое противодействие.

Для чего понадобилась эта аналогия? Для того чтобы показать, как на самом элементарно устроен конфликт на Северном Кавказе. Фактов, которые давали бы возможность понять, что чеченское (или уже общекавказское) подполье переигрывает официальные власти, более чем достаточно. И все они – в открытом доступе. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что война, продолжающаяся почти 10 лет, не только не завершена, а вошла в режим Большой кавказской войны – большой и по объему задействованных в ней сил с федеральной стороны, и просто по длительности.

Происходящее на Северном Кавказе российский обыватель склонен оценивать по каким-то иным параметрам, нежели то, что происходит непосредственно в его доме, городе, области. С одной стороны, это верно, поскольку война на Кавказе имеет свои, не всем понятные аспекты. С другой стороны, если мы говорим о военном конфликте, как о медицинском факте, абстрагируясь от его причин, то понять, насколько эффективны действия властей, можно основываясь исключительно на очень простых вещах. Если используется репрессивная стратегия, включающая в себя применение пыток, бессудные убийства, массовые репрессии в отношении всех мало-мальски несогласных, а на выходе – ноль, неснижающееся количество нападений и жертв, то это значит только одно – власть всерьез и безнадежно проигрывает борьбу.

Стать муджахедом в сегодняшней Чечне – выбор крайне непростой. Если во время первой войны человек мог прикупить оружие, примкнуть к какому-нибудь отряду, а через некоторое время выйти из леса, как будто ничего не произошло, то сегодня никто просто так не уходит и не возвращается. Участие в боевых действиях автоматически ведет к целому ряду трагических последствий, и возможная гибель самого комбатанта в их числе даже не на первом месте. В первую очередь, под удар попадают ближайшие родственники. Способов расправы с ними у властей достаточно, начиная с захвата в заложники и заканчивая уничтожением их домов. Для любого вайнаха стать причиной бедствий родственника – тяжкое бремя. И понимание, какими будут последствия, очень многих удерживает от решения примкнуть к подполью. Но если человек все-таки вступает в вооруженную борьбу, это значит, что никакой другой жизни он себе не мыслит.

Мы не будем говорить здесь о религиозной мотивации муджахедов. Статья не об этом. Я просто хочу сделать понятным и очевидным тот факт, что на сегодняшний день война, которую ведут Путин, Кадыров, российские генералы, ими проиграна.

Российская политическая система крайне нестабильна. Нынешний кризис продемонстрировал, что основа процветания путинского режима – высокие цены на энергоносители – может лишь временно законсервировать политический процесс и дать властям возможность на волне эйфории населения от растущих зарплат и заметного повышения уровня жизни демонтировать институты гражданского общества, ограничить свободы, ввести авторитарное управление. Но падение уровня жизни моментально приводит к нарастанию недовольства государством. Люди в России не верят в эффективность, добрую волю и честность властей. Они готовы терпеть произвол чиновников и коррупцию, если их собственному благополучию ничто не угрожает, но в условиях кризиса к ним вновь возвращается ясное понимание, что все экономические проблемы будут решены за их счет, а не за счет тех, кто неправедно нажил огромные состояния.

Можно легко предположить, как это недавно сделал экономист Евгений Гонтмахер, что Кремль уже очень скоро начнет сталкиваться с недовольством населения в провинции. Позиции власти, которая традиционно ненавидима народом, могут быть опрокинуты в одночасье. Или, если не опрокинуты, то существенно ослаблены. Диктатура Рамзана Кадырова, которая держится на феодальном ленном соглашении, - система крайне неорганичная. Она не вписана даже в убогий авторитаризм путинского образца, а развивается по законам восточной деспотии. То есть ее существование поддерживается исключительно насилием.

Федеральной власти удается сохранять статус-кво на Северном Кавказе только за счет совершенствования репрессивного аппарата и предоставления все больших объемов власти Рамзану Кадырову. Это требует огромных денежных вложений и создания тотальных систем контроля - и тех, которые используют местные власти, и тех, которые находятся в руках у федеральных спецслужб. Зона этого контроля на протяжении последних лет только расширяется, втягивая в свой ареал новые территории.

Стоит на мгновение ослабить давление, результаты скажутся моментально. Подполье, сумевшее сохранить себя под прессом богатого, не считающего денег и людских резервов государства, найдет способ в условиях недостатка средств и разваливающейся кадыровской диктатуры пробить бреши в хрупкой системе обороны. Как это будет происходить - другой разговор, но, кажется, нападение на крупную воинскую колонну в Ингушетии и теракт на владикавказском рынке дают примерное представление о стратегии и тактике боевиков на обозримую перспективу.
 

Фотография взята с сайта bbratstvo.org.

(P,M/T)

  ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:
 · 
 · 
 · 



ФОРУМ





ПОИСК
  

[расширенный]

 © 2000-2017 Prague Watchdog. При полном или частичном использовании материалов ссылка на Prague Watchdog обязательна (в интернете - гиперссылка). См. Републикация.
Мнения авторов могут не совпадать с мнением редакции сайта Prague Watchdog,
стремящейся показать широкий спектр взглядов на события на Северном Кавказе.
Реклама