ГЛАВНАЯ
 ·О НАС
 ·ВАКАНСИИ
 ·ГОСТЕВАЯ КНИГА
 ·КОНТАКТ
 ·НАШИ БАННЕРЫ
 ·РЕПУБЛИКАЦИЯ
 ·ФОРУМЫ
  НОВЫЙ PW
 ·РЕПОРТАЖ
 ·ИНТЕРВЬЮ
 ·ОБЗОР НЕДЕЛИ
 ·АНАЛИТИКА
 ·КОММЕНТАРИЙ
 ·АВТOРCКAЯ КOЛOНКA
 ·ЭССЕ
 ·ПОЛЕМИКА
 ·ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ
  ЧЕЧНЯ
 ·ОСНОВНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
 ·ОБЩЕСТВО
 ·КАРТЫ
 ·БИБЛИОГРАФИЯ
  ПРАВА ЧЕЛОВЕКА
 ·АТАКИ НА ПРАВОЗАЩИТНИКОВ
 ·СВЕДЕНИЯ
  ЛЮДИ И СРЕДА
 ·ЛЮДИ
 ·СРЕДА
  СМИ
 ·ДОСТУП СМИ
 ·ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА
  ПОЛИТИКА
 ·ЧЕЧНЯ
 ·РОССИЯ
 ·ЗАРУБЕЖНАЯ РЕАКЦИЯ
  О КОНФЛИКТЕ
 ·НОВОСТИ / ИТОГИ
 ·ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
 ·ЦИФРЫ
 ·ВОЕННОЕ ДЕЛО
  ЖУРНАЛ ЧОС
 ·О ЖУРНАЛЕ
 ·НОМЕРА
  БЛОГИ
  РАДИО СВОБОДА
 ·ЕЖЕДНЕВНЫЕ ПЕРЕДАЧИ
 ·О ПЕРЕДАЧАХ
  ССЫЛКИ

ССЫЛКИ

30 октября 2008 · Prague Watchdog · ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ · ОТПРАВИТЬ ПО ЭЛ. ПОЧТЕ · ЯЗЫКОВЫЕ ВЕРСИИ: ENGLISH 

Кадыров спас больше, чем убил (интервью с Ю. Латыниной)

Интервью с писательницей и журналисткой Юлией Латыниной

PW: Вы оправдываете Рамзана Кадырова, считая, что успех, которого он добился, как-то перекрывает причиненное им зло?

Ю. Л.: Рамзан Кадыров - наихудший вариант для Чечни, но только если не рассматривать все другие варианты. Их не так много. Во-первых, федеральный беспредел, как в Ингушетии. Следующий вариант - независимость образца 1997 года. Конечно, невозможно решить, что было бы лучше для самих чеченцев. Какая судьба им кажется предпочтительней: талибан или субъектность в составе России? Но можно предположить, что режим, который именем Аллаха грабит прохожих на блокпостах, установленных через каждые 100 метров, не является оптимальным. В любом случае, этот вариант уже не состоялся. И третий путь - закон и порядок, как в Европе. Но мы все понимаем, что он не слишком реалистичен и для России в целом, и уже тем более отдельно для Чечни.

PW: А чем четвертый вариант, ныне реализованный в Чечне, качественно отличается от перечисленных Вами? Есть все же такая довольно популярная точка зрения, что кадыровский режим нанес непоправимый ущерб чеченскому обществу, обычаям, достоинству людей, превратив их в заключенных образцово-показательной лагерной зоны.

Ю. Л.: Я думаю, что чеченскому обществу был нанесен колоссальный вред в 1999 году. Конечно, сложно судить, находясь снаружи, но когда независимость - то, за что сражались люди, - обернулась общей бедой, когда огромное число чеченцев становилось двойными агентами, когда, казалось бы, герои и храбрецы как Ямадаев или Байсаров начинали вести себя как бандиты по отношению к собственному народу... Знаете, одна из самых страшных вещей, которые только можно себе представить, - это гибрид чеченца и чекиста.

И здесь сила Кадырова, конечно, в том, что он остался чеченцем, не стал федералом. В войне между Чечней и Россией победу одержала Чечня во главе с Кадыровым. Ну а самая главная его заслуга - физическое выживание нации. Есть ощущение, что без него народ уничтожался бы до степени невыживаемости. Кадыров отнял у Чечни свободу, но спас ей жизнь.

PW: Его покойный отец утверждал, что чеченцам нельзя давать никаких политических свобод, поскольку они не умеют с ними обращаться. И чеченский народ необходимо силой загонять в светлое будущее. Надо полагать, сын исходит из похожих принципов. У такого взгляда на положение вещей есть, по Вашему мнению, некая рациональная основа?

Ю. Л.: Нет, безотносительно к любому народу - чеченскому или русскому - есть некие безусловные свободы. Тут важно не перейти грань. Часто утверждают, что тот или иной народ (неважно какой) не приспособлен к демократии. В более мягком варианте (хотя смысл тот же самый) эта идея звучит так, что в данный исторический момент некоторые демократические принципы не могут быть реализованы. На самом деле это вовсе не означает, что электричество в принципе не работает на данной территории. Просто холодильник сломан, но почему его нельзя починить?!

Что касается взглядов Кадырова, то я полагаю, здесь можно говорить о чистой прагматике. Когда начинаешь бороться с какими-то людьми, тебе нужно съесть того, этого, пятого, десятого. Помимо тех, кто стремится к свободе, а ты обязан согнуть их в бараний рог, есть еще и абсолютно злая воля Кремля. Или не Кремля, но части силовиков, которые страшно недовольны, что их лишили монополии на убийство чеченцев. И критикуют Кадырова с трех сторон - его обвиняют в нарушении прав человека. Я помню разговор с Людмилой Алексеевой. Она говорила о Кадырове какие-то совершенно справедливые вещи, а я, чтобы не молчать, стала объяснять, почему он вынужден совершать страшные поступки. Она выслушала и сказала: "Может быть, все это и так, но я не могу стоять рядом с человеком, чтобы меня видели те люди, чьи родственники были убиты по его приказу". И мне абсолютно нечего возразить госпоже Алексеевой.

Но когда вдруг появляется какой-нибудь славный персонаж из ФСБ, который командовал каким-то чеченским районом из российского обоза в 1996 году... Есть вообще серьезное подозрение, что люди этого типа спровоцировали чеченскую войну, то есть решили убить Дудаева руками русских, поскольку чеченец не любит убивать чеченца. Вот когда такие персонажи критикуют Кадырова, то на их стороне быть крайне неприятно. И третий вариант - это те ребята, которые сейчас бегают по лесам. Они же не только Кадырова отвергают, но и демократию, и традиционный ислам, и вообще говорят бог знает что. Едва ли их триумф представляется желательным для какой-либо части цивилизованного мира.

У меня есть множество друзей, которые очень не любят Кадырова, но вряд ли они сочувствуют тем, кто сейчас бегает в лесах. Потому что в лесах бегают не те люди, которые там были в 1996 году. Другие по настроению. Недавно появилась замечательная фигура в чеченском сопротивлении - шейх Саид Бурятский. Этот человек вдохновил многих чеченцев взять оружие, поскольку рассуждают так: ну как же, даже человек из Бурятии отправился в Чечню.

Его появление показывает, что происходит с чеченским сопротивлением. В его выступлении, которое выложено на "Кавказ-центре", сформулировано несколько очень четких принципов, демонстрирующих, какая пропасть лежит между первой чеченской войной и тем, что происходит сегодня. Он говорит: "Прошли те языческие времена, когда мы сражались за свободу, сегодня мы воюем за ислам". По его словам: "Чеченец, который является муртадом или мунафиком - нам не друг и, наоборот, наш друг - истинный мусульманин, будь он по национальности даже русским". И третий крайне важный момент. Он говорит: "Нас пугают утверждением, что народ не на нашей стороне. Народ пребывает в состоянии джахилии, мы не обязаны его слушать". Кстати, можно найти интересное соответствие. Множество российских ребят также объясняет, что народ нехорош и не надо его слушать.

PW: Есть ощущение, что опасность, о которой Вы говорите - исламизация Чечни, - всегда была периферийна и не очень велика, несмотря на разгул вооруженных группировок, которые действовали под знаменами ислама. У них не было больших шансов прийти к власти и, если бы не война, то рано или поздно население дало бы им отпор. И второй момент: Вы говорите о том, что демократия безусловна и не выбирает себе какой-то определенный народ. Вместе с тем Вы утверждаете, что способ выживания чеченцев - это диктатура. Нет ли здесь противоречия?

Ю. Л.: Нет, я говорю о способе выживания в данный исторический момент, в данных конкретных условиях при наличии России, с одной стороны, и радикального ислама - с другой, притом что он все же представляет большую опасность для светского общества. То есть Чечня находится между Сциллой и Харибдой. Она между Россией, которая не имеет закона, в которой силовики позволяют себе совершать такие преступления, как убийство Литвиненко, отъем «ЮКОСа», и радикальным исламом, опасность которого еще и в том, что в лес уходят дети. А они - цвет нации, мальчики, которым не все равно. Ему было 8 лет, его кумиром был Басаев. Он не научился писать, читать и считать, но зато он великолепно владеет автоматом и не хочет ничего, кроме как убить своего мента. Проблема в том, что в западном обществе такой юноша станет хиппи, а через несколько лет вернется, овладеет профессией бухгалтера и возглавит в результате какой-нибудь инвестиционный банк. А из леса обратной дороги нет. Оружие, как масло, - взять легко, а потом руки отмыть невозможно.

И это очень серьезная проблема, поскольку зрелому человеку, которому, предположим, 40, легко объяснить, что бесполезно воевать против России, поскольку, ну, все равно как-то не получается. Просто степень отмороженности России возрастает. А мальчишке 15 лет это втолковать невозможно, а если возможно, то, значит, мальчик какой-то плохой, нестойкий.

PW: Кадыров убивал людей, это Вы сами сказали. Он устанавливает собственные порядки, которые противоречат внутреннему укладу чеченцев. Легко предположить, что оба эти обстоятельства не у всех его соотечественников вызывают восторг и многие недовольны. Просто это недовольство невозможно сегодня выразить.

Ю. Л.: Кадырова обвиняют в том, что он уничтожил тех и тех. Но гораздо больше людей он физически спас. Вот те 17 тысяч боевиков, которые составляют костяк его гвардии, являются его опорой - этих людей вытаскивали из леса, причем иногда штучным способом. Это люди, которые в условиях продолжающегося диктата федералов были бы просто убиты. И это страшно важная арифметика, что Кадыров спас больше, чем убил.

PW: У Вас есть точная статистика, сколько убито, сколько спасено?

Ю. Л.: Нельзя же его упрекать, как делают наши силовики, что в его рядах служат боевики и что он сам всех там перещелкал. Есть огромное количество тех, кого он тащил из леса, несмотря на отчаянное сопротивление. Конечно, хватает и страшных историй, но мы, будучи сторонними наблюдателями, не всегда понимаем, как там все устроено. Бывают, скажем, ситуации, когда кто-то из верных кадыровцев идет в лес, чтобы вытащить кого-то из своих далеких родственников, а на самом деле это ловушка, и его убивают. Есть, наоборот, ситуации, когда человек пытается покинуть лес и думает, что он уже окончательно договорился, а какая-то силовая структура - кадыровская или нет - решает поставить галочку и убивает его в процессе сдачи. Это невозможно описать статистически.

Важно то, что те люди, которые уходили в лес в 1995-м, не уходили на войну. Война сама пришла к ним. Появился российский танк, разрушил их дом. Человек видит, что дома нет, лежит мертвая жена, у которой в животе мертвый нерожденный ребенок. Что ему остается?! Он берет в руки автомат и пытается что-то сделать с этой российской армией. Сейчас ситуация другая: российского танка нет, а деньги есть. Вот те, кто воевали в первую войну, хотели как раз, чтобы российский танк ушел. За что воюют сегодняшние боевики? Чтобы деньги ушли, и снова приехал российский танк?

Не время для славы. Кадыров сделал так, что Чечня живет сегодня мирной жизнью.

 

Фотография взята с сайта "Kuzbass.ru".
 

(M/T)

  ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:
 · 



ФОРУМ





ПОИСК
  

[расширенный]

 © 2000-2018 Prague Watchdog. При полном или частичном использовании материалов ссылка на Prague Watchdog обязательна (в интернете - гиперссылка). См. Републикация.
Мнения авторов могут не совпадать с мнением редакции сайта Prague Watchdog,
стремящейся показать широкий спектр взглядов на события на Северном Кавказе.
Реклама