ГЛАВНАЯ
 ·О НАС
 ·ВАКАНСИИ
 ·ГОСТЕВАЯ КНИГА
 ·КОНТАКТ
 ·НАШИ БАННЕРЫ
 ·РЕПУБЛИКАЦИЯ
 ·ФОРУМЫ
  НОВЫЙ PW
 ·РЕПОРТАЖ
 ·ИНТЕРВЬЮ
 ·ОБЗОР НЕДЕЛИ
 ·АНАЛИТИКА
 ·КОММЕНТАРИЙ
 ·АВТOРCКAЯ КOЛOНКA
 ·ЭССЕ
 ·ПОЛЕМИКА
 ·ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ
  ЧЕЧНЯ
 ·ОСНОВНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
 ·ОБЩЕСТВО
 ·КАРТЫ
 ·БИБЛИОГРАФИЯ
  ПРАВА ЧЕЛОВЕКА
 ·АТАКИ НА ПРАВОЗАЩИТНИКОВ
 ·СВЕДЕНИЯ
  ЛЮДИ И СРЕДА
 ·ЛЮДИ
 ·СРЕДА
  СМИ
 ·ДОСТУП СМИ
 ·ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА
  ПОЛИТИКА
 ·ЧЕЧНЯ
 ·РОССИЯ
 ·ЗАРУБЕЖНАЯ РЕАКЦИЯ
  О КОНФЛИКТЕ
 ·НОВОСТИ / ИТОГИ
 ·ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
 ·ЦИФРЫ
 ·ВОЕННОЕ ДЕЛО
  ЖУРНАЛ ЧОС
 ·О ЖУРНАЛЕ
 ·НОМЕРА
  БЛОГИ
  РАДИО СВОБОДА
 ·ЕЖЕДНЕВНЫЕ ПЕРЕДАЧИ
 ·О ПЕРЕДАЧАХ
  ССЫЛКИ

ССЫЛКИ

27 августа 2008 · Prague Watchdog / Сергей Глигашвили · ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ · ОТПРАВИТЬ ПО ЭЛ. ПОЧТЕ · ЯЗЫКОВЫЕ ВЕРСИИ: ENGLISH 

Империя в преддверии развала

Сергей Глигашвили, специально для Prague Watchdog

Кандидат в президенты США Джон Маккейн выступил с заявлением, которое должно было прозвучать в эти дни. Он сказал, что странам Запада стоит подумать о независимости Чечни после того, как Россия признала независимость Южной Осетии и Абхазии. Маккейн первым сформулировал то, что обязательно станет предметом самого пристрастного обсуждения в ближайшее время. Сенатор, кажется, беспокоился не столько о восстановлении норм международного права и единых стандартов, сколько просто решил указать на уязвимость самой России в том случае, если она становится объектом собственных подходов.

Однако проблема, затронутая американским политиком, существенно шире. Кремль дал толчок процессам, управлять которыми не в состоянии никто. И, похоже, именно Россия может оказаться главной жертвой нового мирового порядка или, точнее сказать, беспорядка. С какого-то момента события начнут развиваться спонтанно, поскольку признание Москвой грузинских автономий запускает механизм пересмотра базового принципа территориальной целостности в послевоенном мире.

Косовский пример, на который любит ссылаться Кремль, доказывая, что Запад обрушил систему юридических норм, обеспечивавших приоритет территориальной целостности над правом нации на самоопределение, не годится в качестве аргумента. Албанцы в Сербии получили право на отделение не потому, что их сепаратизм был каким-то особенно убедительным с правовой точки зрения, а в силу исключительных условий. Геноцид, которому они были подвергнуты, расследован, доказан и стал непреложным юридическим фактом. Он дал неоспоримое право этнической группе на развод с государством, оказавшимся источником бесчеловечной программы уничтожения. Но в случае Абхазии и Южной Осетии боевые действия каждый раз велись под лозунгом восстановления территориальной целостности Грузии, и хотя с обеих сторон имели место этнические чистки, говорить о целях тотального уничтожения абхазов и осетин, которые преследовало грузинское руководство, сегодня нет достаточных оснований.

По сути дела, серьезные правовые аргументы в пользу признания государственного суверенитета Абхазии и Южной Осетии на сегодняшний день отсутствуют, и решение России открывает возможности для произвольного самозапуска центробежных сил. И, прежде всего, в России, в которой проблема федерального устройства и до сих пор имеет множество подводных камней. В свое время Владимир Путин решил ее силовым образом, просто сократив до минимума права субъектов федерации. Ликвидировав выборность губернаторов под предлогом того, что после событий в Беслане в стране сложилась ситуация, угрожающая интересам национальной безопасности, обеспечив партии власти преимущественные позиции в местных парламентах, Москва взяла регионы под свой полный контроль.

Однако на самом деле само региональное движение никуда не делось, хотя и вынуждено было затаиться. Восторжествовавший централизм отнюдь не отменил стремления субъектов федерации к обретению самостоятельности, желательный объем которой варьируется от региона к региону. Признание Абхазии и Южной Осетии, таким образом прежде всего, закладывает мину под государственное устройство самой Российской Федерации. Не получая никакой поддержки со стороны, многочисленные сепаратистские движения в России быстро сошли на нет, но они вновь вернутся к жизни, если их право на существование, пусть даже в далекой перспективе, будет подтверждено абхазским и осетинским прецедентами.

И здесь пример Чечни может оказаться сюжетообразующим. Объем полномочий чеченских властей в разы превосходит объем, установленный путинским режимом для органов управления субъектов федерации. Уже несколько лет политологи утверждают, что "системный сепаратизм" кадыровской Чечни давно вывел республику за пределы конституционного поля России и формальная лояльность Кадырова - лишь внешнее прикрытие агрессивной суверенизации. Это спорное утверждение, поскольку администрация Чечни не рассматривалась никогда Кремлем как гражданская структура, функционирующая в нормальных условиях. Все преференции, полученные Кадыровым, были выданы для решения специфических репрессивных задач, поскольку чеченское общество могло управляться только в режиме диктатуры.

Но как бы там ни было, теперь перед чеченской властью открываются абсолютно новые возможности. Если, паче чаяния, Кадырову и впрямь придет в голову выйти из повиновения, то он сможет рассчитывать на серьезную, хотя и не прямую, поддержку со стороны. При этом помощь, которая будет оказана новому чеченскому сепаратизму, будет не только и не столько политической. На днях в американской прессе уже прозвучали призывы, обращенные к администрации США, вооружить Грузию стингерами.

Если говорить о конкретных действиях, то Западу придется вести тонкую и сложную игру с учетом того, что сегодняшняя Чечня - это конгломерат сил и интересов. Очевидно, что открытое сотрудничество с диктаторским кадыровским режимом невозможно. Точно так же и Имарат Кавказ, доктринально совпадающий с Аль-Каедой, не будет рассматриваться в качестве партнера, которому оказывается непосредственная помощь. Единственная структура, статус которой легко довести до значений реально действующего правительства в изгнании, оказывающего серьезное влияние на ход событий внутри Чечни - это национал-сепаратистская группа Ахмеда Закаева, отстаивающая в течение долгих лет спорный тезис о том, что борьба за национальную независимость нисколько не противоречит идеалам и нормам демократического общества.

Очевидно также, что если Закаев станет источником серьезных материальных ресурсов, это не только даст ему рычаги, чтобы укрепить собственное положение и вдохнуть новую жизнь в сепаратистский чеченский проект, он, прежде всего, получит возможность создать собственный национал-освободительный фронт в Чечне. А впоследствии забрать в свое управление и подразделения Имарата Кавказ, поскольку всерьез говорить о глубоком мировоззренческом конфликте между различными крыльями чеченского сопротивления не приходится. Истинной причиной откола и ухода в радикальные мусульманские воды для Докки Умарова стало понимание того, что какая-либо поддержка со стороны Запада подполью принципиально невозможна. Умаровым двигала потребность в деньгах, а вовсе не маниакальное стремление стать фанатиком-джихадистом. Уход под покровителей из арабского мира был шагом вынужденным, но отнюдь не обязательным.

В таком причудливом конгломерате найдется место и Рамзану Кадырову в случае, если он пойдет на открытый конфликт с Кремлем. Правда, в роли самостоятельной фигуры Кадыров едва ли будет востребован, но встроившись на тех или иных правах в правительство Закаева, он также станет полноправным участником войны с Россией.

Нынешние действия Москвы дают Западу полное право вновь вспомнить о так называемом "плане Бжезинского" по развалу Советского Союза и применить его уже к России, которая вновь превращается в серьезную угрозу для цивилизованного мира. А это означает, что все сепаратистские движения в России оказываются объектом постоянного интереса и помощи со стороны западных правительств.

Стоит сказать, что российский сепаратистский фронт сегодня намного шире и многообразней, нежели в советские времена. Плечом к плечу с национальными движениями встанут так называемые регионалисты, отстаивающие право отдельных российских регионов на независимость. Чечня - в авангарде процесса, но ее очень быстро нагонят сепаратисты Ингерманландии, Восточной Сибири, Урала. Все, кто ненавидит Москву и считает бремя ее власти невыносимым. В Лондоне, Тбилиси, Варшаве и Вашингтоне будут действовать, руководимые западными спецслужбами, параллельные сепаратистские структуры, задача которых - откачать власть из России таким образом, чтобы страна, лишенная внутренней структуры, распалась на кусочки, как пшеничный крекер.

 

Картинка взята с сайта Globalfirepower.com.

(T)

  ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:
 · 



ФОРУМ





ПОИСК
  

[расширенный]

 © 2000-2017 Prague Watchdog. При полном или частичном использовании материалов ссылка на Prague Watchdog обязательна (в интернете - гиперссылка). См. Републикация.
Мнения авторов могут не совпадать с мнением редакции сайта Prague Watchdog,
стремящейся показать широкий спектр взглядов на события на Северном Кавказе.
Реклама