ГЛАВНАЯ
 ·О НАС
 ·ВАКАНСИИ
 ·ГОСТЕВАЯ КНИГА
 ·КОНТАКТ
 ·НАШИ БАННЕРЫ
 ·РЕПУБЛИКАЦИЯ
 ·ФОРУМЫ
  НОВЫЙ PW
 ·РЕПОРТАЖ
 ·ИНТЕРВЬЮ
 ·ОБЗОР НЕДЕЛИ
 ·АНАЛИТИКА
 ·КОММЕНТАРИЙ
 ·АВТOРCКAЯ КOЛOНКA
 ·ЭССЕ
 ·ПОЛЕМИКА
 ·ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ
  ЧЕЧНЯ
 ·ОСНОВНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
 ·ОБЩЕСТВО
 ·КАРТЫ
 ·БИБЛИОГРАФИЯ
  ПРАВА ЧЕЛОВЕКА
 ·АТАКИ НА ПРАВОЗАЩИТНИКОВ
 ·СВЕДЕНИЯ
  ЛЮДИ И СРЕДА
 ·ЛЮДИ
 ·СРЕДА
  СМИ
 ·ДОСТУП СМИ
 ·ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА
  ПОЛИТИКА
 ·ЧЕЧНЯ
 ·РОССИЯ
 ·ЗАРУБЕЖНАЯ РЕАКЦИЯ
  О КОНФЛИКТЕ
 ·НОВОСТИ / ИТОГИ
 ·ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
 ·ЦИФРЫ
 ·ВОЕННОЕ ДЕЛО
  ЖУРНАЛ ЧОС
 ·О ЖУРНАЛЕ
 ·НОМЕРА
  БЛОГИ
  РАДИО СВОБОДА
 ·ЕЖЕДНЕВНЫЕ ПЕРЕДАЧИ
 ·О ПЕРЕДАЧАХ
  ССЫЛКИ

ССЫЛКИ

19 февраля 2009 · Prague Watchdog / Усам Абассов · ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ · ОТПРАВИТЬ ПО ЭЛ. ПОЧТЕ · ЯЗЫКОВЫЕ ВЕРСИИ: ENGLISH 

Русский бумеранг

Статья Усама Абассова продолжает дискуссию на тему исхода русскоязычного населения из Чечни, которую открыл Сергей Маркедонов. Мы не намерены подводить черту под обсуждением проблемы, которая вот уже долгие годы не сходит со страниц российской прессы. Мы призываем всех желающих присоединиться к дискуссии и высказать свое мнение по этому вопросу.

Редакция

Усам Абассов, специально для Prague Watchdog

Первая волна

ВЕНА, Австрия - 27 ноября 1990 года Верховный Совет Чечено-Ингушской АССР принял Декларацию о государственном суверенитете. Эту дату и принято считать водоразделом, положившим начало исходу русского населения из республики. На самом деле выезжать начали несколько раньше. Партноменклатура и высокие руководящие работники двинулись в путь после назначения на должность первого секретаря партии Доку Гапуровича Завгаева в 1989 г.

Произошла смена руководящих элит, русскоязычная партноменклатура, имевшая всегда в своем активе кресло первого секретаря обкома партии, после того, как его впервые в истории автономии занял чеченец, сдала позиции. Почувствовав, что перемены неизбежны, разнокалиберные партийные и хозяйственные начальники, их окружение и челядь продали немалое движимое и недвижимое имущество чеченцам своего круга и спокойно выехали в основном в Краснодарский, Ставропольский края и Ростовскую область. Небольшая часть переехала в Москву и Ленинград.

Это было еще не бегство, а обычные переезды в поисках более выгодного места, с бурными расставаниями, пиршествами в лучших партийных традициях, и, самое главное, никак не страдали личные отношения между уезжавшими и остававшимися вне зависимости от национальности. Обладатели заветных партбилетов и высоких должностей были намертво повязаны интернационализмом советской кормушки. Многие из выехавших впоследствии лоббировали интересы чеченцев в самой России.

Таких примеров можно привести тысячи. По очень приблизительной оценке количество «эмигрантов» первой волны не превышало 20-25 тысяч - это примерно 4-5 % от общего числа русскоязычного населения Чечено-Ингушетии. Практически все они сумели благополучно устроиться в России.

Логическим завершением процесса вымывания русскоязычной номенклатуры и перестроечных инициатив Михаила Горбачева явилось принятие Декларации о независимости ЧИАССР. Завгаев и Ко мечтали под шумок происходящих в СССР исторических перемен заключить договор с Москвой уже на правах союзной республики. Акт о суверенитете подтвердил даже Верховный совет РСФСР.

В 1991 году разваливается СССР. Дни завгаевской власти, поддержавшей ГКЧП и в результате лишившейся поддержки Москвы, сочтены. Во главе республики встает молодой советский генерал Джохар Дудаев, и начинается новая эпоха. Первым своим декретом новый президент провозглашает независимость Чеченской Республики Ичкерия (ЧРИ) от Российской Федерации. В полном соответствии с призывом Ельцина «брать суверенитета столько, сколько сможете» Чечня смогла ни много ни мало, как принять решение о полном и окончательном отделении от России. Теперь звонок прозвучал уже и для представителей чеченской партноменклатуры.

Как и их русскоязычные коллеги двумя годами раньше, Завгаев и его окружение, собрав родственников, друзей и имущество, двинулись «на выход». Именно их отъезд из Чечни спровоцировал массовое бегство из республики основной части русскоязычного населения. В первую очередь из Чечни стали выезжать те, кто обладал образованием и специальностью, а, соответственно, и высокой социальной мобильностью - инженеры, специалисты в различных областях, гуманитарная и техническая интеллигенция в самом широком смысле. Не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы понять: в условиях провозглашения курса на возрождение национального чеченского государства некоренное население окажется в роли дискриминируемого меньшинства или, по крайней мере, лишится привычных доминирующих позиций. Следом за интеллигенцией стал покидать республику и рабочий люд, однако не так активно. «Рабочие руки нужны при любой власти», - эту логику, казалось, опровергнуть было невозможно.

В начале 90-х чеченцы активно включились в процесс передела советской собственности, и в республике появились колоссальные средства. Криминальные деньги в значительной мере были использованы для выкупа имущества покидавших Чечню русскоязычных жителей. Именно этим и объясняется, что в 1992-93 гг. отъем материальных ценностей не носил массового характера.

Вторая волна

На 1992 год пришёлся пик аферы с авизо. Наличности было так много, что её завозили «Камазами». Вместе с тем в желающих продать жильё также не было недостатка, спрос превышал предложение, и поэтому цена квадратного метра стремительно падала. Говорить в данном случае о законах рынка оснований нет, поскольку ситуацию, обусловившую массовый отъезд русскоязычного населения, сформировали внерыночные факторы, такие как развал системы управления государством, разгул криминала.

На революционной волне на руководящие посты крупных промышленных и хозяйственных предприятий и во власть стали проникать люди с сомнительным прошлым и откровенно уголовные элементы. К примеру, сержант внутренних войск Беслан Гантемиров стал мэром города Грозного.

Но одной из самых главных проблем стали обвинения, выдвигаемые чеченцами в адрес русских. Последнее обстоятельство явилось следствием диспропорции в правах русских и представителей коренных этносов на всем советском пространстве.

Начиная с 30-х годов, советская власть возложила именно на русских функции контроля за многочисленными народами, вошедшими в состав коммунистической империи. Именно русским были обеспечены главенствующие позиции во всех областях партийного и хозяйственного руководства, науки, культуры. Неудивительно, что после развала СССР и национальных революций в республиках русские стали объектом ненависти со стороны коренных этносов, подвергавшихся дискриминации в течение долгих десятилетий. Таким образом, коммунисты заложили бомбу замедленного действия под русскоязычные общины на всем пространстве своей империи.

С уверенностью можно сказать, что бывшие жители ЧИАССР из «второй волны», проживающие сейчас в российских регионах, смогли приобрести хоть какие-то дома и участки не благодаря помощи правительства РФ, а исключительно на те средства, которые они выручили от продажи собственного жилья в Чечне. Вспомним, что из республик Средней Азии русские зачастую вынуждены были бежать, спасая жизни, бросая все нажитое имущество.

Третья волна

Развал советской экономики, с одной стороны, оставил без средств к существованию сельские и горные районы Чечни. Проживавшие там чеченцы, ранее выезжавшие на заработки (шабашки) по всему Союзу, остались не у дел. С другой стороны, Дудаев в своих призывах возродить национальные традиции опирался именно на сельское население. В результате как раз оно, надеясь на светлое будущее, и стало движущей силой революции, профессиональным революционным классом, посчитавшим, что его место в столице. Из числа сельских революционеров впоследствии вышло немало экспроприаторов.

В Чечне, как и в России, начался передел собственности. И там, и там он носил криминальный характер. Но в Чечне криминальные элементы зачастую действовали, прикрываясь лозунгами независимости и необходимости восстановить попранную советской властью, а то и царским режимом, справедливость. Впрочем, как я уже писал, это был общий для национальных окраин процесс. В республике остались только те, кому совсем некуда было ехать. Именно они и стали жертвами криминального произвола.

Было бы стыдно и неправильно умалчивать о том, что жестокие формы отъема собственности использовались в отношении самых беспомощных и незащищенных. В большинстве случаев людей просто выгоняли из собственных домов и квартир, иногда убивали. Кроме этого, в анархическом мире, где уже никто никого не контролировал, стали распространяться и другие формы насилия. От криминала русскоязычных жителей очень часто пытались защитить их соседи чеченцы, такие же простые и бедные люди. Иногда успешно, иногда не очень, но общей картины это не меняло. Во время боевых действий и русские брали под защиту чеченцев. Это, кстати, довольно мало повлияло на ход событий.

В частное домовладение на улице Сунженской в дом бывшей вахтёрши бассейна «Садко» ворвались 7 чеченцев бандитов. Её сосед чеченец Султан, услышав крики избиваемой женщины, вступился за неё. Этот конфликт привел к многомесячным разбирательствам Султана и его родственников с налетчиками. Султан не отступил, несмотря на давление. Дом, принадлежавший русской женщине, удалось отстоять.

Во время войны родители чеченского мальчика ушли за продуктами. Во двор дома заехал БТР, и солдаты пошли грабить квартиры. Перепуганный мальчик не стал открывать им дверь. Пьяные солдаты в ярости вынесли ее. Соседка, русская женщина Валентина, наблюдала за этой сценой через глазок своей двери. Испугавшись за мальчика, она вышла из квартиры, чтобы вступиться за него. Вернувшись, родители нашли Валентину в прихожей своей квартиры, она накрыла своим телом их 12-летнего сына. Пули прошили обоих насквозь.

И таких случаев было немало.

Функционеров Ичкерии, получивших квартиры и дачи, занявших роскошные дома, не особенно волновала судьба выкидываемых из своих хрущевок и саманных домиков русских. Криминал не претендовал на элитное жильё, довольствуясь обычными квартирами и хатами-мазанками. Выбросив хозяев на улицу или расстреляв их, забелив пятна крови на стенах, преступники посылали гонцов в сёла, приглашая всю родню на новоселье.

Охранник Дудаева Руслан Лабазанов, разругавшись со своим шефом, сколотил банду и выгнал жителей 3 многоэтажек в микрорайоне - как русских, так и чеченцев.

Бумеранг зла

К концу 1994 года в городе оставались старые и одинокие люди, не имевшие ничего, кроме жилья в Грозном, в глубине души надеявшиеся на восстановление порядка, хотя их не слишком волновало, каким он будет - конституционным или нет. Они не претендовали ни на что, кроме спокойной старости. Грозный был их родиной.

Именно их, по словам российских генералов, шли защищать войска в 1994 году, попутно наводя «конституционный» порядок. Несмотря на технический прогресс и «точечные» бомбардировки, бомбы и снаряды не различали русских и чеченцев. Те дома и квартиры, за которые так держались люди, а вернее, их подвалы, стали братскими могилами для всех.

Но повторю еще раз, мы не можем отрицать, что насилие над русскими было, хотя российской пропагандой его масштабы многократно преувеличены. Бумеранг вернулся в Чечню, и зло проросло сегодняшней реальностью. Десятки тысяч чеченцев – в изгнании, а те, кто остался на родине, - живут под властью бандита.

Фотография взята с сайта dw-world.de.

(P)

  ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:
 · 



ФОРУМ





ПОИСК
  

[расширенный]

 © 2000-2017 Prague Watchdog. При полном или частичном использовании материалов ссылка на Prague Watchdog обязательна (в интернете - гиперссылка). См. Републикация.
Мнения авторов могут не совпадать с мнением редакции сайта Prague Watchdog,
стремящейся показать широкий спектр взглядов на события на Северном Кавказе.
Реклама