ГЛАВНАЯ
 ·О НАС
 ·ВАКАНСИИ
 ·ГОСТЕВАЯ КНИГА
 ·КОНТАКТ
 ·НАШИ БАННЕРЫ
 ·РЕПУБЛИКАЦИЯ
 ·ФОРУМЫ
  НОВЫЙ PW
 ·РЕПОРТАЖ
 ·ИНТЕРВЬЮ
 ·ОБЗОР НЕДЕЛИ
 ·АНАЛИТИКА
 ·КОММЕНТАРИЙ
 ·АВТOРCКAЯ КOЛOНКA
 ·ЭССЕ
 ·ПОЛЕМИКА
 ·ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ
  ЧЕЧНЯ
 ·ОСНОВНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
 ·ОБЩЕСТВО
 ·КАРТЫ
 ·БИБЛИОГРАФИЯ
  ПРАВА ЧЕЛОВЕКА
 ·АТАКИ НА ПРАВОЗАЩИТНИКОВ
 ·СВЕДЕНИЯ
  ЛЮДИ И СРЕДА
 ·ЛЮДИ
 ·СРЕДА
  СМИ
 ·ДОСТУП СМИ
 ·ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА
  ПОЛИТИКА
 ·ЧЕЧНЯ
 ·РОССИЯ
 ·ЗАРУБЕЖНАЯ РЕАКЦИЯ
  О КОНФЛИКТЕ
 ·НОВОСТИ / ИТОГИ
 ·ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
 ·ЦИФРЫ
 ·ВОЕННОЕ ДЕЛО
  ЖУРНАЛ ЧОС
 ·О ЖУРНАЛЕ
 ·НОМЕРА
  БЛОГИ
  РАДИО СВОБОДА
 ·ЕЖЕДНЕВНЫЕ ПЕРЕДАЧИ
 ·О ПЕРЕДАЧАХ
  ССЫЛКИ

ССЫЛКИ

26 июня 2008 · Prague Watchdog · ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ · ОТПРАВИТЬ ПО ЭЛ. ПОЧТЕ · ЯЗЫКОВЫЕ ВЕРСИИ: ENGLISH 

Чечня в рассеянии

Рамзан Ампукаев – бывший лидер независимых профсоюзов Чеченской Республики. Вскоре после прихода к власти Джохара Дудаева в 1992 году иммигрировал в Польшу. Один из лидеров чеченской диаспоры за рубежом. Помощник депутата Европарламента Барта Стаса (штаб-квартира в г. Брюссель, Бельгия), по поручению которого недавно изучал вопрос о ситуации с чеченскими беженцами в странах Восточной и Западной Европы.

Prague Watchdog: Вы давно работаете с чеченскими иммигрантами, большинство которых покинуло Чечню из-за боевых действий. Есть ли достоверные статистические данные о количестве чеченцев этой категории, проживающих сейчас за рубежом?

Pамзан Aмпукаев: В государствах Европы, за исключением стран СНГ, по приблизительным данным проживает более 100 тысяч чеченцев. У этих людей здесь уже родились дети. Плюс к этому из Чечни ежедневно прибывают новые беженцы. Процесс исхода чеченцев из своей исторической родины продолжается. Практически каждый день польско-белорусскую границу пересекает 40-50 человек. Поэтому пребывание очень значительного числа моих соотечественников в Европе – это уже факт чеченской истории.

PW: Можете ли Вы сказать, как распределены чеченцы по различным странам?

Р. А.: Больше всего чеченских беженцев проживает в Австрии. Только по официальным данным в прошлом году их там было более 16 тысяч человек. Думаю, что эта цифра еще возросла, но никак не снизилась. В Германии и Бельгии проживает по 10 тысяч. Столько же и во Франции. В Норвегии, Швеции, Дании не меньше. Словом, они есть практически во всех странах. Меньше всего чеченских беженцев проживает на острове Мальорка в Средиземном море. Там 12 человек, включая детей.

PW: Как устроились эти люди на новом месте? Вы видели их быт. Как они живут?

Р. А.: Люди живут по-разному. В некоторых странах, таких как, скажем, Бельгия, Франция, Норвегия и другие страны Западной Европы, условия жизни чеченских беженцев практически одинаковы. Их можно назвать приемлемыми или даже хорошими. Это касается социальной защиты, медицинского обслуживания, образования и так далее. Но в гораздо худших условиях по сравнению с тем, как они могли жить в Чечне, живут наши люди в Польше, Словакии и Чехии. Похожая ситуация и в Испании, потому что там отсутствуют программы социальной помощи иммигрантам. Если в Испании не найдешь работу, то будешь вынужден сидеть в маленькой комнате, предоставленной властями, и жить в таких условиях годами.

PW: Когда речь идет о беженцах (не только выходцах из Чечни), то рисуют обычно такую картину: все они годами живут в тяжелейших условиях без всякой надежды на лучшее. Есть ли среди чеченских беженцев люди, которые достойно преодолели это трудное время смены жизненных обстоятельств, адаптировались, работают, учатся?

Р. А.: Безусловно, есть. И таких людей достаточно много. Я бы даже сказал, что практически каждый третий чеченский беженец нашел себя на новом месте. Они работают, учатся, живут полноценной жизнью. Эти люди заложили здесь основу будущего для себя и членов своей семьи. Однако большинство чеченских беженцев живет в ожидании. Годами не решаются вопросы предоставления им статуса беженца, то есть они не могут получить документы, позволяющие хотя бы просто включиться в процесс организации жизненного пространства, уходят годы. Такое происходит главным образом в Польше, Чехии, Словакии, Испании, странах Прибалтики (Эстония, Латвия, Литва). Чеченцы, находящиеся в этих странах, имеют мало шансов получить статус беженца, я уже не говорю о гражданстве.

PW: В Чечне ситуация с правами человека оставляет желать лучшего. Как вы думаете, каков процент чеченцев, которые в ближайшее время планируют вернуться домой, учитывая, что большинство беженцев утверждает, что рано или поздно они все равно это сделают?

Р. А.: Я не знаю ответа на этот вопрос. Здесь много составляющих. С одной стороны, люди, которые десять лет прожили за пределами Чечни, наладили на новом месте свой быт, обросли новыми связями, новыми друзьями, зажили новой жизнью, вряд ли захотят все бросить и уехать туда, где их, если говорить откровенно, не очень-то и ждут. Я не говорю про молодежь, особенно детей школьного возраста, которые другую жизнь для себя и не представляют. Они не владеют русским языком в достаточной мере, а то и вовсе. Многие из них не знают специальных дисциплин российской школы. И, естественно, они уже знают, что ни при каких обстоятельствах не променяют новую жизнь на старую. Они не хотят этого, поскольку вросли в новое общество.

Кроме того, они сопротивляются, они не могут не сопротивляться. Даже те дети, которых какими-то путями сумели привезти в Чечню, не в состоянии вынести и нескольких дней пребывания на родине и просятся «домой». Некоторые из них плачут, впадают в тяжелейшую депрессию. С другой стороны, с давних времен чеченцы покидали свою родину, искали лучшей доли в других странах. Правда, в советское время это происходило в пределах страны, но наши люди традиционно меняли место жительства - кто желая получить образования, кто для того чтобы заработать деньги, кто с целью найти качественное медицинское обслуживание. Поэтому, на мой взгляд, не надо бояться того, что чеченцы живут за пределами своей исторической родины. Если в Чечне нет работы, жилья, других условий для жизни, почему бы людям не попытаться найти все это вне границ республики и даже России?

Но если нынешние власти или некоторые общественные силы обеспокоены тем, что люди уезжают, то им нужно как-то попытаться найти конкретные пути, чтобы регулировать этот процесс. Многие из чеченцев, живущих сейчас в Европе, сумели стать европейцами, в полной мере пройти через тяжелейший процесс социализации, потратили на это много сил и средств. И большинство из них не собирается, насколько я знаю, возвращаться в Чечню. По крайней мере в ближайшее время. Но здесь есть люди, для которых нет другого пути, кроме как вернуться в Чечню. Я говорю о тех наших соотечественниках, которые находятся на территории Польши, Чехии, Словакии. В Чехии и в Словакии их немного, а вот на территории Польши - от 11 до 12 тысяч чеченских беженцев.

PW: Вы недавно побывали в лагерях беженцев в Польше, Чехии и в других странах, встречались с чеченцами, находящимися там. Что Вы видели?

Р. А.: Жизнь чеченских беженцев в Польше – это нечто ужасное. Я был в пунктах их временного размещения. Помещения там переполнены. Людям негде даже сидеть, они часть дня проводят сидя на подоконниках. В этих лагерях даже коридоры забиты людьми, они живут на кухнях, в спортзалах, в комнатах для просмотра телепередач. Беженцы вынуждены буквально ходить по головам друг друга, переступая через тех, кто пытается отдохнуть, лежа в коридоре. Это надо видеть, чтобы поверить, что это правда. Люди, которые годами живут в таких условиях, переходят во взаимоотношениях все допустимые и недопустимые грани. Ругаются друг с другом из-за каждой мелочи, чего не было с вайнахами даже в самые трудные времена. Вспомним, что было в лагерях беженцев в Ингушетии, где разрушались нахские моральные устои. Здесь, на территории Польши, происходят еще более страшные вещи. Те, кто едет из Чечни, сразу попадают в эту ловушку. Это на самом деле ловушка. Есть люди, которые обманом вывозят беженцев из Чечни. Существуют целые так называемые туристические фирмы. Они "ловят" чеченцев обещаниями доставить их прямо в «счастливую жизнь». За дорогу они берут большие деньги, а затем в приграничном с Польшей городе Брест высаживают беженцев и скрываются. А дальше начинаются настоящие скитания для этих несчастных людей, полные бедствий и разочарований.

PW: Чеченские власти и лично Рамзан Кадыров неоднократно заявляли, что они желают вернуть беженцев обратно в Чечню. Насколько эти заявления реализуемы и насколько они серьезны?

Р. А.: Посудите сами. Все эти фирмы, вывозящие людей, работают в Чечне. Люди уезжают при молчаливом согласии властей. Если это не пиар-акции, если чеченские власти действительно ставят перед собой цель помочь беженцам вернуться на родину, то они должны серьезно изучить этот вопрос. Может, они и преследуют хорошую цель. Возможно. Но ни компетентного, ни профессионального подхода я пока не вижу. Проблема намного серьезнее, чем ее представляют в Грозном. Люди ведь еще в пути. Некоторые из них в поездах, в тюрьмах, в лагерях для людей, подлежащих депортации из страны. На сегодняшний день около 20 процентов чеченцев, покинувших родину в поисках безопасной жизни, находятся в тюремных камерах. Они забыты всеми: и здесь, на Западе, и там, в Чечне, я уж не говорю о России в целом. Там до них никому дела не было никогда.

Фото из архива газеты «Время»

(P,M/T)

  ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:
 · 
 · 
 · 
 · Estimates of displaced persons range from 18,759 - 190,000 (IDMC, 2007)



ФОРУМ





ПОИСК
  

[расширенный]

 © 2000-2017 Prague Watchdog. При полном или частичном использовании материалов ссылка на Prague Watchdog обязательна (в интернете - гиперссылка). См. Републикация.
Мнения авторов могут не совпадать с мнением редакции сайта Prague Watchdog,
стремящейся показать широкий спектр взглядов на события на Северном Кавказе.
Реклама