ГЛАВНАЯ
 ·О НАС
 ·ВАКАНСИИ
 ·ГОСТЕВАЯ КНИГА
 ·КОНТАКТ
 ·НАШИ БАННЕРЫ
 ·РЕПУБЛИКАЦИЯ
 ·ФОРУМЫ
  НОВЫЙ PW
 ·РЕПОРТАЖ
 ·ИНТЕРВЬЮ
 ·ОБЗОР НЕДЕЛИ
 ·АНАЛИТИКА
 ·КОММЕНТАРИЙ
 ·АВТOРCКAЯ КOЛOНКA
 ·ЭССЕ
 ·ПОЛЕМИКА
 ·ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ
  ЧЕЧНЯ
 ·ОСНОВНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
 ·ОБЩЕСТВО
 ·КАРТЫ
 ·БИБЛИОГРАФИЯ
  ПРАВА ЧЕЛОВЕКА
 ·АТАКИ НА ПРАВОЗАЩИТНИКОВ
 ·СВЕДЕНИЯ
  ЛЮДИ И СРЕДА
 ·ЛЮДИ
 ·СРЕДА
  СМИ
 ·ДОСТУП СМИ
 ·ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА
  ПОЛИТИКА
 ·ЧЕЧНЯ
 ·РОССИЯ
 ·ЗАРУБЕЖНАЯ РЕАКЦИЯ
  О КОНФЛИКТЕ
 ·НОВОСТИ / ИТОГИ
 ·ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
 ·ЦИФРЫ
 ·ВОЕННОЕ ДЕЛО
  ЖУРНАЛ ЧОС
 ·О ЖУРНАЛЕ
 ·НОМЕРА
  БЛОГИ
  РАДИО СВОБОДА
 ·ЕЖЕДНЕВНЫЕ ПЕРЕДАЧИ
 ·О ПЕРЕДАЧАХ
  ССЫЛКИ

ССЫЛКИ

27 июня 2008 · Prague Watchdog / Тамара Алимусаева · ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ · ОТПРАВИТЬ ПО ЭЛ. ПОЧТЕ

Как "зачищают" дагестанские горы?

Тамара Алимусаева, специально для Prague Watchdog

МАХАЧКАЛА, Дагестан - Режим контртеррористической операции в Унцукульском районе Дагестана оказался странным образом связан с глобальной угрозой, нависшей над местными жителями, - плановым затоплением местности в связи с запуском Ирганайской ГЭС.

О том, что в одном из сел Унцукульского района - селении Гимры - вот уже 7 месяцев проводится КТО, слышал, наверное, каждый, кто мало-мальски следит за новостями из Дагестана. Милицейские сводки регулярно докладывают о ликвидации или задержании очередного боевика в окрестностях села, обнаружении схрона или базы-лежанки со стратегическим запасом шоколадок "Сникерс" и макаронных изделий "Ролтон".

Однако мало кто даже в самом Дагестане знает о том, что вектор "зачисток" уже давно (еще с начала 2007 года) изменил направление. Зона проведения спецопераций перекинулась на соседнее село Балахани. Плюс к тому, руководство республики не торопится обнародовать тот факт, что жители пяти сел все того же Унцукульского района, над которыми нависла угроза затопления, проводят протестные акции. Они уверены, что режим КТО в районе был введен, чтобы запугать население и отбить у него охоту возражать против полного уничтожения их поселений вместе с домами и садами, в которые вложен труд многих десятилетий. Но об этом позже.

Начало контртеррористической операции

Все началось с убийства депутата Народного собрания Дагестана Газимагомеда Магомедова в начале декабря 2007 года. Убитый был очень известной фигурой не только в своем родовом селе Гимры, но и в масштабах всей республики. Поговаривали, что он каким-то образом умудрялся поддерживать одинаково хорошие отношения и с местными боевиками, и со спецслужбами. Имя убийцы было установлено милицией сразу. Местный житель Ибрагим Гаджидадаев убил Газимагомеда по приговору шариатского суда, а потом сам явился к жене казненного и сообщил, что теперь она может забрать труп. Брат убитого отравил в Чечне известного полевого командира Хоттаба, и боевики сочли Газимагомеда виновным.

По следам громкого преступления в Махачкале был поспешно созван антитеррористический комитет Дагестана, который издал распоряжение развернуть широкомасштабную операцию по поиску убийцы и нескольких десятков боевиков, которые по данным МВД прячутся в окрестностях села. Подозреваемый в убийстве Ибрагим Гаджидадаев с 2005 года находится в федеральном розыске за участие в незаконных вооруженных формированиях. Так, согласно официальной версии, начиналась КТО.

Дорога в Гимры

Почти 5-километровый туннель, соединяющий равнинный и горный Дагестан, считается одним из самых длинных в мире. С него и начинается Унцукульский район Дагестана. Въезд в тоннель официально перекрыт: в начале КТО в Гимрах его заблокировали по соображениям безопасности, а теперь там ведутся работы по реконструкции, которые, по разным оценкам, продлятся от трех до пяти лет. Вход в тоннель перекрывает военный грузовик, сбоку установлен построенный на скорую руку КПП, где круглосуточно дежурит ОМОН. На площадке перед тоннелем сиротливо приютилось несколько машин, среди них грузовая. Все ждут своей очереди: кого-то пропустят "по звонку", а кого-то за взятку. По слухам цена решения проблемы колеблется от 200 до 500 рублей.

Мы въезжаем в тоннель. Опережая события, скажу, что тяжелую бронетехнику и вооруженных людей в военной форме встречаешь в районе повсюду. На въездах в села, которые не являются зоной КТО, просто по дороге. Чувство тревоги не покидает ни на мгновение. Ощущение, что мы, сами того не желая, оказались где-то в эпицентре боевых действий.

Вечная облачность осталась в Буйнакском районе, уже по эту сторону тоннеля - яркое солнце. Кстати, местный климат очень благоприятен для сельского хозяйства - здесь практически не бывает зимы. И земля плодородная: куда ни глянь - сады, в которых помимо лучших в Дагестане персиков, хурмы и абрикосов, выращивают еще и цитрусовые.

Едем в сторону Гимров. Вдоль дороги зелёные щиты с надписями на арабском и русском языках "Нет бога, кроме Бога", "Аллах велик", "С именем Аллаха Милостивого, Милосердного", "Вся хвала принадлежит только Богу" и др.
У въезда в село недалеко от КПП встречаем пожилого мужчину, который в ответ на наши робкие расспросы относительно столь однобокой наглядной агитации, отвечает заученными фразами: "Да, мы верующие, но экстремизма нет. Гимры - село тружеников, выращивающих самые вкусные в республике фрукты".

В само село нас так и не пропустили. "Въезд строго по пропускам. А для СМИ и вовсе закрыт. Тут опасно", - сказал военный на КПП.

- А говорили ведь, что режим КТО смягчили, - пытаюсь настоять на своем.
- Значит не настолько! Не мешайте, у нас тут и так много работы, - равнодушие на лице мужчины явно сменяется раздражением.

У него и впрямь оказалось много работы: на КПП стояла очередь из местных жителей, уже привычных к таким процедурам. Люди выехали по своим делам, а теперь им нужно было домой. Но пройти в село можно только по пропускам и после тщательного досмотра.

Результаты за 7 месяцев КТО

"Мы будем проводить КТО до тех пор, пока не достигнем поставленной цели - полностью обезвредить банду Гаджидадаева", - сказал Муху Алиев 23 мая на отчетном совещании. Именно на этом совещании было объявлено о смягчении режима. Дагестанские силовики пообещали, что у местных жителей наконец появится возможность спокойно возделывать землю и вывозить собранный урожай.

Однако в самом районе "смягчение" прошло незамеченным. В селении Гимры как действовал, так и продолжает действовать комендантский час, проводятся подворные обходы и обыски, закрыт доступ к садам, въезд и выезд за пределы населенного пункта строго по пропускам, которые составляются заранее по согласованию с военными.

Гимры уже 7-й месяц в блокаде, хотя там давно нет открытого вооружённого конфликта. Почему все-таки планировавшиеся, видимо, перемены так и не последовали? Местные жители, кстати, утверждают, что группа Гаджидадаева покинула зону КТО ещё в самом начале операции.

Если внимательно проанализировать события, то видно: успешными действия силовиков могли казаться только поначалу. Еще зимой семеро гимринцев пришли милицию и написали явку с повинной. Им была обещана амнистия. По меньшей мере один из пожелавших встать на путь исправления ее не получил. Ему собираются предъявлять обвинение в совершении особо тяжких преступлений. Понятно, что, узнав о том, как власти держат слово, возможностью сложить оружие воспользовались далеко не все. Еще до недавнего времени ленты информагентств пестрели новостями о задержании или уничтожении очередного участника НВФ или обнаружении бункера в окрестностях Гимров.

При этом все эти семь месяцев дагестанцам пытались доказать, что жители Гимров всячески приветствуют усилия очистить район от бандформирований. Они, дескать, безмерно счастливы, что их наконец избавят от боевиков, поэтому относятся к военным, взявшим район в железные тиски, как к своим спасителям. Государственные СМИ с подачи местного МВД живописали умилительные картины быта сотрудников правоохранительных органов и восторженно смаковали каждую реальную или мнимую удачу силовиков. Другую информацию, кроме официальной, получить было практически невозможно - независимую дагестанскую прессу к селу не подпускали на пушечный выстрел. Утечки (с абсолютно иной версией событий) происходили лишь по инициативе самих гимринцев, которые время от времени добирались из своего блокированного "далека" до журналистов.

А вскоре Гимров оказалось мало, и внимание силовиков привлекло соседнее село того же района - Балахани. Официально село не входило в зону КТО, но недавно МВД Дагестана признало, что ещё в январе было принято решение о "зачистке" населенного пункта. "Балахани нас так же беспокоит, как Гимры. Там есть две бандгруппы по 5-6 человек", - сказал министр ВД Дагестана Адильгерей Магомедтагиров.

Зона КТО расползается

В самом Балахани, похоже, об этом ничего не знают. Зато люди, уставшие от постоянных "зачисток", заявили, что будут постоянно организовывать акции протеста на центральной площади Махачкалы, если произвол не прекратится. Сельчане рассказывают, что из-за непонятно чем вызванных обстрелов из БТРов близлежащих лесных массивов уже два раза возникал пожар, гиб крупный рогатый скот. И подобное, утверждают люди, происходит постоянно. Говорят и о постоянных проверках, которые идут в селе.

МВД и ФСБ республики свое присутствие в селе полностью отрицают. И это после официального признания министра МВД о том, что Балахани взят под спецконтроль силовыми подразделениями. Так кто же тогда проводит "зачистки"?

Глава муниципального образования "селение Балахани" Расул Якубов, был удивлен, когда ему задали вопрос о включении его села в зону проведения КТО: "Я, по крайней мере, об этом ничего не знаю, - пожал он плечами и добавил, - а кого им у нас искать, у нас боевиков в селе нет".

Военные и местные жители недовольны друг другом

Зато и в Гимрах, и в Балахани местные жители уверены, что режим КТО - это целенаправленное давление на местное население. "Кому-то выгодно, чтобы у нас в районе был очаг напряжения", - констатирует Камиль Магомедрасулов, житель Унцукульского района. Если даже не иметь в виду какой-то глобальной выгоды, то точно можно говорить об извлекаемой военными сиюминутной пользе. В селе продолжаются проверки домовладений; люди жалуются на мародерство в ходе постоянных обысков. "Пропадали и деньги, и золото. Что потом и кому докажешь? Да и кто ради денег будет рисковать быть задержанным?" - говорит Расул. Возникают конфликты и по причине воровства фруктов из садов. "Военные без разрешения хозяев проникают в сады и воруют мешками абрикосы. Что же нам останется? Ведь мы живем их продажей", - разводит руками мужчина.

Еще гимринцев раздражает то, что приезжие абсолютно игнорируют местный уклад: как потеплело, ходят с открытым торсом по селу, могут себе позволить пристать к местным девушкам. В мае произошел такой инцидент: один из милиционеров на улице сфотографировал выпускницу местной школы. Уже днем по селу поползли слухи, что девушку оскорбили. Ближе к вечеру сельчане собрались на стихийный митинг, где потребовали полного вывода из района силовых структур, прекращения подворных обходов и ликвидации комендантского часа.

Опасаясь продолжения инцидента, в населенный пункт были введены дополнительные силы, и лишь после многочасовых переговоров с митингующими с привлечением религиозных авторитетов и других уважаемых в селе лиц обстановку удалось разрядить.

Были и другие инциденты, вызвавшие недовольство населения: двух подростков, снявших на мобильный телефон военную заставу, немедленно задержали. Ребят обвинили в пособничестве боевикам. Отпустили старшеклассников только через несколько дней.

Глава Унцукульского района Дагестана Казимбек Ахмедов, с которым мы связались по телефону, подтвердил, что ситуация в селе напряженная, и не исключил в будущем и других, более серьезных конфликтов между военными и жителями селения Гимры.

Вода в водохранилище продолжает подниматься

- КТО можно назвать антихурма, антиабрикос и антиперсик (урожай хурмы собирают зимой, абрикоса - в начале лета, персика - в середине и конце)! Нас хотят оставить без средств к существованию, - весьма витиевато выразила свою тревогу Аминат, жительница села Нижний Ирганай. Это село Унцукульского района не является зоной КТО, однако именно с режимом они связывают все свои беды. Населенному пункту угрожает затопление - большая часть садов уже под водой, на поверхности остались только верхушки плодоносящих деревьев. Добралась вода и до домов.

В Унцукульском районе Дагестана на реке Аварское Койсу вот уже около трех десятков лет идет строительство Ирганайской ГЭС. По данным на 2008 год, строительство гидроэлектростанции практически завершено. В самый разгар проведения контртеррористической операции правительственная комиссия подписала акт приёмки водохранилища Ирганайской ГЭС для наполнения до отметки 547 м. Под копией акта, попавшей в руки журналистов, стоит подпись премьера правительства Дагестана Шамиля Зайналова, но нет даты. Более того, на дворе конец июня, а в шестом пункте акта указано, что "Работы по подготовке ложа водохранилища выполнены в полном объёме и в соответствии с утверждённой проектно-сметной документацией в сроки: начало работ - май 2007 года, окончание - июль 2008 года". Правительственные чиновники были настолько уверены в том, что работа будет выполнена на 100 %, что поставили свои подписи заранее?!

В эти дни вода в водохранилище продолжает прибывать. Ежедневно ее уровень поднимается на 80-100 см. Вскоре водохранилище примет свои проектные размеры, оставив под водой более 1800 га плодородной земли. На затапливаемых в эти дни 400 га растут деревья, и еще около 25 семей не желают выселяться из своих домов. Будучи вынуждены оставить свои дома, они перебрались в стихийный палаточный городок неподалеку.

Затопленными окажутся около 85 % сельхозугодий села Ирганай. А ведь в зоне затопления находятся еще и селения Зирани, Унцукуль, Аракани и Балахани. Чтобы признать ложе водохранилища готовым к затоплению, власти должны были провести предварительные работы - выкорчевать деревья, очистить территорию, в том числе и от капитальных строений. Иначе все это будет годами гнить, разлагаться под водой.
В зоне затопления находятся и кладбища. В Шамилькале, например, есть могильник животных, павших от сибирской язвы. А ведь вода также используется в качестве питьевой. Между прочим, в копии акта приемки черным по белому написано, что санитарные нормы и требования по охране окружающей среды выполнены в полном объеме. И кому после этого верить?!

Люди не намерены молчать

- Нас лишают всего, а правительство говорит, чтобы мы этот вопрос сегодня не ставили. Эту проблему якобы решат потом. Нам предлагают мизерную компенсацию - 9200 рублей за сотку и 800 рублей за упущенную выгоду. А где мы должны сажать на эти деньги новые сады, не объясняют", - недоумевает Ахмед Гамзатов, депутат собрания Унцукульского района.

Жители пяти сел, находящихся в зоне затопления, считают, что КТО в Гимрах используется как способ подавить возможное недовольство заполнением водохранилища со стороны местного населения. Однако избежать акций протеста правительству Дагестана так и не удалось: как упоминалось выше, более 25 семей из находящихся под угрозой сел разбили палаточный лагерь неподалеку от Ирганая и не намерены его сворачивать.

По словам источника в администрации Унцукульского района, остановить прибывающую воду уже невозможно. Кто-то умышленно демонтировал затворы строительно-эксплуатационного водосброса.

Напоследок стоит отметить, что недовольство длительностью операции выражает не только население, но и те, кто вынужден по долгу службы в ней участвовать. Другой анонимный источник поведал, что сами дагестанские милиционеры готовили акцию протеста. Сотрудники милиции не готовы мириться с тем, что они месяцами живут в полевых условиях, рискуют собственным здоровьем и жизнью, а получают ту же зарплату, что и на гражданке, плюс командировочные в размере ста рублей в сутки. Узнав о намерениях подчиненных, представители МВД Дагестана срочно встретились с активом на месте. В результате многочасовых переговоров была достигнута договоренность, что всем милиционерам скоро выплатят премии.

P.S. В интервью "РИА Новости" от 4 июня президент Муху Алиев сказал, что в Дагестане существует проблема тенденциозности в освещении ситуации в республике отдельными СМИ. Газетчики якобы искусственно создают Дагестану имидж "горячей точки". Это позволяет им добавлять остроты своим сюжетам и публикациям.


На иллюстрации картина художника Евгения Лансере "Аул Телиб в Дагестане" из собрания Государственной Третьяковской галереи.

(M/T)

  ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:
 · 
 · 



ФОРУМ





ПОИСК
  

[расширенный]

 © 2000-2018 Prague Watchdog. При полном или частичном использовании материалов ссылка на Prague Watchdog обязательна (в интернете - гиперссылка). См. Републикация.
Мнения авторов могут не совпадать с мнением редакции сайта Prague Watchdog,
стремящейся показать широкий спектр взглядов на события на Северном Кавказе.
Реклама