ГЛАВНАЯ
 ·О НАС
 ·ВАКАНСИИ
 ·ГОСТЕВАЯ КНИГА
 ·КОНТАКТ
 ·НАШИ БАННЕРЫ
 ·РЕПУБЛИКАЦИЯ
 ·ФОРУМЫ
  НОВЫЙ PW
 ·РЕПОРТАЖ
 ·ИНТЕРВЬЮ
 ·ОБЗОР НЕДЕЛИ
 ·АНАЛИТИКА
 ·КОММЕНТАРИЙ
 ·АВТOРCКAЯ КOЛOНКA
 ·ЭССЕ
 ·ПОЛЕМИКА
 ·ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ
  ЧЕЧНЯ
 ·ОСНОВНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
 ·ОБЩЕСТВО
 ·КАРТЫ
 ·БИБЛИОГРАФИЯ
  ПРАВА ЧЕЛОВЕКА
 ·АТАКИ НА ПРАВОЗАЩИТНИКОВ
 ·СВЕДЕНИЯ
  ЛЮДИ И СРЕДА
 ·ЛЮДИ
 ·СРЕДА
  СМИ
 ·ДОСТУП СМИ
 ·ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА
  ПОЛИТИКА
 ·ЧЕЧНЯ
 ·РОССИЯ
 ·ЗАРУБЕЖНАЯ РЕАКЦИЯ
  О КОНФЛИКТЕ
 ·НОВОСТИ / ИТОГИ
 ·ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
 ·ЦИФРЫ
 ·ВОЕННОЕ ДЕЛО
  ЖУРНАЛ ЧОС
 ·О ЖУРНАЛЕ
 ·НОМЕРА
  БЛОГИ
  РАДИО СВОБОДА
 ·ЕЖЕДНЕВНЫЕ ПЕРЕДАЧИ
 ·О ПЕРЕДАЧАХ
  ССЫЛКИ

ССЫЛКИ

20 октября 2000 · Prague Watchdog / Важа Мтавришвили · ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ · ОТПРАВИТЬ ПО ЭЛ. ПОЧТЕ · ЯЗЫКОВЫЕ ВЕРСИИ: ENGLISH 

И маленький Рубикон может быть важнее большого Тибра


Важа Мтавришвили, специально для Prague Watchdog

Каковы пути решения чеченской проблемы? Так как там идет война, решением проблемы могло бы стать установление мира. Но эта война началась как раз после Хасавюртовского мира. И с самого начала было ясно, что это не мир, а только лишь перемирие. А Россия на Кавказе еще не заключала ни одного мирного договора, который она не использовала бы для отдышки и продолжения агрессии.

Георгиевскй трактат 1783 года, в котором Россия признавала и гарантировала независимость Грузии, закончился тем, что в 1801 году Российская империя оккупировала как Грузию, так и весь Кавказ.

Мирный договор 7-го мая 1920-го года между Грузией и РСФСР, в котором также Россия признала “де-юре” независимость Грузии, закончился тем, что Россия сразу же после этого захватила Азербайджан, Армению и совместно с Турцией уже в феврале 1921-го года напала и на Грузию.

Россия грубо вмешивается во внутренние дела даже Грузии, Азербайджана и Армении, которые имеют не только “де-факто”, но и “де-юре” признанную независимость. Весь мир, не признав Чеченскую республику, этим означил, что Чечня - это внутреннее дело России и в это никто не может вмешиваться. В Хасавюртовском мирном соглашении Россия признала “де-факто” независимость Чеченской республики, но не признала его независимость “де-юре”, тем более не могла гарантировать мира в Чечне.

В такой ситуации, когда не было прочного мира и признанного суверенитета Чеченской республики, с самого начала было ясно, что наивное признание со стороны Запада доброй воли России о восстановлении Чеченской республики могло послужить только для внутреннего подрыва Чечни и приготовления более удобных для России условий вторичного вторжения в Чечню. Такой причиной для вторжения стало нападение на Дагестан Басаева, который получал деньги от России.

Путин обвиняет Масхадова в том, что тот не обуздал Басаева и Хаттаба. Но тогда, когда мы знаем, что Россия готовила повторное вторжение в Чечню и Масхадов еще до войны начал бить в колокола об этом, спрашивается: как Масхадов мог избежать причин этого вторжения? Допустим, он мог арестовать Басаева и Хаттаба, но разве Масхадов мог бы предотвратить взрывы в Москве? Это он мог бы сделать только в том случае, если бы он штурмом взял Москву и у каждого дома выставил бы патруль, чтобы ФСБ не могла устроить эти взрывы.

В конце концов, в самой России находятся 600 тысяч чеченцев, и, если даже кто-то из них устроит террористический акт, за это ответственность несет Путин, а не Масхадов. Потому что эти чеченцы уже являются гражданами России или беженцами, находящимися под юрисдикцией Путина, а не Масхадова. Разве Масхадов объявил войну России и мог он нести ответственность за то, что Басаев и Хаттаб вторглись в Дагестан? Если бы Россия хотела, она могла бы перекрыть границы и не позволить им возвратиться в Чечню. А если это не могли или не хотели сделать федеральные силы, разве могли требовать ответственности за это от Масхадова как от правителя суверенной страны?

Тут надо вспомнить, что, безусловно, над Басаевым большое влияние имел Джохар Дудаев и он также был охотен договориться с Москвой, но Дудаев, не забудьте, был убит как раз во время переговоров. Он ведь разговоривал по телефону именно с депутатом Госдумы РФ, когда на сигнал его телефона были направлены две ракеты, способные потопить даже крейсер.

Россия, забыв, по крайней мере, о презумпции невиновности, заявляет, что Масхадов - это преступник и с ним будет вести переговоры только прокурор. Но разве Масхадов не был тем умеренным кандидатом на пост президента Чечни, которому Москва отдавала предпочтения, и разве сам Путин не ищет в тюрмах Москвы среди осужденных преступников-чеченцев альтернативу Масхадову?

Если задать вопрос, какой Чечню желает видеть Москва, на это есть неоднозначный ответ - покорной. А неоднозначность этого ответа состоит в том, что покорность Чечни Москве нужна была не только для того, чтобы она осталась в составе РФ, но и для того, чтобы эта покорная Чечня по приказу из Москвы нападала на соседние страны и участвовала бы в военных провокациях Кремля. Не надо забывать, что Басаев напал не только на Дагестан, но также и на Грузию в 1992 году; именно тогда, когда Грузия была признана независимой страной, а Чечня находилась в состоянии покорной послушности в составе РФ. Вот если Путин ищет правды, пусть извинится перед Борисом Николаевичем за данные ему необдуманные обещания и арестует его за вооруженное вторжение его послушного подданного Басаева в соседнюю суверенную страну.

России нужно было, чтобы армяне и азербайджанцы воевали между собой, а сама Россия в этом конфликте была бы миротворцем. Также Россия хотела, чтобы грузины воевали не только с абхазами и осетинами, но и между собой в гражданской войне, а все эти процессы Москва регулировала бы и контролировала в свой успех. Если кто-то думает, что свободная Грузия и Азербайджан ничего лучшего для своей независимости не могли придумать, как избрать президентами бывших членов Политбюро СССР Шеварднадзе и Алиева, то жестоко в этом ошибается. Но этого хотели как Россия, так и Запад. Если кто-то думает, что южнокавказские страны свою независимость представляли так, чтобы их границы охраняли русские пограничники, то это тоже наивность. Если кто-то думает, что эти страны из СССР вырывались только для того, чтобы потом добровольно вступить в СНГ, то и это наивность. В конце 80-х годов кавказские народы уже третий раз начали бороться за свою независимость от России. На этот раз они надеялись на то, что Запад поддержит демократию, мир, стабильность и соблюдение прав человека и избрали ненасильственный путь политической борьбы. Но Запад поддержал не их, а Горбачева, а потом Ельцина и их коллаборационистов на Кавказе. Именно эти коллаборационисты и начали разжигать этнические конфликты и фальсифицировать как демократию, так и принципы суверенной государственности. Эти марионетки с поддержки не только Москвы, но также и Запада, пришли к власти и расчленили единство кавказских народов в противостоянии российскому империализму.

Москва уже была не в состоянии удержать Кавказ без применения военной силы. Прямое применение военной силы против кавказских народов могло бы вызвать вооруженные восстания. Природные условия Кавказа для ведения партизанской войны идеальные. Кроме того, в отличие от Афганистана, где народ был не только малообразован, но также и совершенно не знал военного дела, на Кавказе было примерно 3 миллиона мужчин-офицеров и солдат запаса, которые имели прекрасную военную подготовку, владеющие всеми видами вооружений, включая даже атомные подводные лодки. Если бы они восстали, Россия уже ничего против них не смогла бы сделать. Поэтому параллельно с тем, что Москва приводила к власти своих людей, во всех республиках КГБ также создавал для их поддержки множество вооруженных бандформирований, снабжая их деньгами, оружием, боеприпасами и наркотиками.

Конечно, такие бандформирования Москва полностью не могла контролировать, но эти банды могли дестабилизировать ситуацию, а это и было тогда главной целью Москвы. С помощью этих бандформирований и коллаборационистских политических лидеров, приведенных к власти путем фальсифицированных выборов, подтвержденных и западными наблюдателями, Москве удалось полностью дестабилизировать ситуацию на Кавказе и превратить его в зону экономического бедствия. Это привело к полному обнищанию народа, а также национально-демократических политических сил. Они раньше имели поддержку большинства населения, придерживались ненасильственных способов политической борьбы и ратовали за единство кавказских народов в борьбе против российского империализма.

При такой ситуации российские спецслужбы уже могли со сравнительно меньшими финансовыми затратами стягивать на свою сторону как можно больше коллаборационистов. Начиная с 1989-го года и кончая годом 1991, на Кавказе уже не остается ни одной политической организации или действующего политического лидера, которого бы в какой-либо степени не контролировали российские спецслужбы. Национально-демократических лидеров и политические организации уже не мог финансировать народ, так как народ уже сам не имел ничего. От Запада они тогда также не могли получить ни политической поддержки, ни одного цента. А против российского черного капитала, которым подкупался весь политический спектр кавказских республик, эти политические силы также уже ничего не могли поделать.

Само собой, появление огромного количества оружия и черных финансов на Северном Кавказе, а также то, что в трех северокавказских республиках - в Чечне, Ингушетии и Кабардино-Балкарии - президентами становятся именно советские генералы, указывает на то, что Россия создавала там северокавказский кулак. Москва желала не просто покорную Чеченскую республику в составе России, но еще и хотела, чтобы Чечня, а также и другие северокавказские республики принимали участие в подавлении любой кавказской республики, которая могла бы стать и в самом деле независимой.

Пример этому - так называемая Конфедерация горских народов, которую создал КГБ и которая сразу же объявила, что ставит перед собой цель превратить Грузию в зону экономического бедствия. Именно эта организация и послала Басаева с чеченским отрядом в Сухуми, где он, совместно с русскими войсками, воевал против грузин и даже командовал штурмом Сухуми. Сам Дудаев к этому не имел причастности, хотя тогда в Чечне находился изгнанный из Грузии бывший президент Звиад Гамсахурдия, который ворвался в побежденную в Абхазской войне Грузию и развязал еще одну гражданскую братоубийственную войну.

Этот северокавказскй кулак составлялся по старой модели, когда Отоманская империя, да впрочем и Россия, до 19 столетия на Грузию обрушивала северокавказские народы. Тогда король Грузии Иракли Второй и принц Леван ликвидировали 20-тысячную армию во главе аварцев, которые совершали разорительные набеги на Грузию. Этот северокавказский кулак Москве уже не понадобился, потому что, во-первых, в самой Грузии российским спецслужбам удалось привести к власти коллаборационистов, разжечь не только этнические конфликты, но и гражданскую войну, а вооруженных бандформирований уже к этому времени и в самой Грузии было более чем достаточно и сами они сделали то, для чего Москва хотела использовать северокавказцев. Да еще на этот северокавказский кулак Москва не могла положиться полностью, она могла применить его только в экстремальной ситуации, которая в то время уже миновала из-за усиления коллаборационизма.

К этому времени и в самой Москве произошли значительные перемены – это ГКЧП, уход Горбачева и приход к власти Ельцина. Именно Ельцин и меняет эти планы насчет северокавказского кулака, а Дудаев для него становится ненужным и попадает в опалу. Ельцин, недооценив того, что готовил Горбачев, считал, что без труда устранит Дудаева и наступил на тот капкан, котрый Горбачев приготовил для Грузии на тот случай, если бы Грузия продолжала национально-освободительную борьбу.

Хотя чеченцы и ингуши все-таки сохранили взаимное доброжелательство и их разделение не закончилось трагедией, в основном благодаря разумности Дудаева, всё же нетрудно уловить в этом хитроумное вмешательство российских спецслужб. Герб Чечни - это волк как символ свободы. Против этого, на ингушском гербе изобразили орла, который держит в когтях этого волка. Это все не в духе кавказского единства, но точно соответствует тому принципу, по которому КГБ старается разорвать это единство.

Даже если бы Россия не принуждала Чечню остаться в составе Российской Федерации и Чечне были бы даны возможности устроить свое государство на тех условиях, как и Грузия, Армения и Азербайджан, это все равно означало бы то, что в таком случае Дудаев должен был бы уйти, уступив свое место какому-нибудь коллаборационисту, скажем, Хазбулатову, или же самому стать марионеткой Москвы, так как Кавказ признан в сфере правового, политического, военного и экономического влияния России. То есть весь Кавказ, как северный, находящийся в составе РФ, так и южный, имеющий “де-юре” признание суверенитета, просто отдан международным сообществом России на растерзание.

Причина всех несчастий на Кавказе та, что Запад недооценивает стратегического значения Кавказа. Запад это недооценивал даже в 20-е годы, когда Кавказ, кроме стратегического значения, имел и огромное экономическое значение, так как в то время там находилось более половины мировой добычи нефти и марганца. Тогда Запад, не разобравшись с так называемым “русским вопросом” в Лиге Наций, отдал в жертву Советской России независимые Азербайджан, Армению и Грузию. Теперь Кавказ, после открытия новых месторождений нефти в других регионах мира, уже не имеет и десятой части в прошлом огромного экономического значения.

Теперь Запад на Кавказе имеет экономические интересы из-за нефтепроводов, но эти интересы не могут быть столь важными. Более значительным является стратегическое значение Кавказа, чего Запад, в отличие от России, недооценивает. Это и дает России преимушество в этом регионе, так как ее интересы к Кавказу неравнозначны. Сами кавказские народы, которые должны были бы сами решать свою судьбу, так подавлены, что сами уже не могут ничего решить, в основном из-за медвежьих услуг Запада и, скорее всего, вопрос Кавказа уже решен в пользу России, несмотря на то, что это расходится с мнением Запада. Но Запад и Россия, совместно подавив инициативу народа в пользу диктаторов, которые кажутся Пиночетами, а на самом деле являются Фиделями Кастро, решили судьбу Кавказа в пользу России, несмотря на то, хочет этого Запад или нет.

Тут надо вспомнить печальные уроки истории о том, как царская Россия, закончив оккупацию Кавказа, перешла в наступление в самой Европе. Она тогда завладела Польшей и Финляндией, а ее стремления завладеть и балканскими странами спровоцировали уже первую мировую войну. В 20-х годах Россия опять повторно захватывает Кавказ, и это заканчивается тем, что Сталин начинает войну против Финляндии, совместно с Гитлером разделяет Польшу и дело доходит не только до Второй мировой войны, но и до оккупации Центральной Европы. Если бы Запад тогда не недооценил стратегического значения Кавказа, Европа смогла бы избежать этих двух мировых войн.

Расширение НАТО и бомбежка Югославии вызвали агонию Ельцина и он погрозил тем, что Россия примет ответные меры. Конечно, принятие в НАТО Польши, Чехии и Венгрии, а также давление на Югославию из-за косовской проблемы ни в коем случае не были действиями против России, если ее рассматривать как демократическую страну. Но Россия таковой не является. Она остается великодержавной агрессивной страной, и поэтому эти действия она приняла как ущемление ее интересов и решила принимать ответные меры. Пока из этих, тогда не очень ясных ответных мер, мы выдим, что Ельцин досрочно сдал свои полномочия и, придя на его место, Путин начал проводить более смелую в противостоянии с Западом политику. Одним из следствий этого и стало нарушение Хасавюртских соглошений и возобновление войны в Чечне.

Опять же, если считать Россию демократической нормальной страной, расширение НАТО и вмешательство в дела Югославии со стороны Запада абсурдно связывать с возобновлением войны в Чечне. Но, учитывая имперский характер России, тут связь самая прямая. Россия посчитала, что Запад отнял у нее бывших союзников с Варшавского блока и за это она должна была чем-то отплатить. Как раз к этому времени у России на Кавказе была подготовлена почва и она перешла в наступление. Логика тут простая - вот вы на Западе не знаете стратегической важности Кавказа, который мы, Россия, чуть не потеряли. Мы восстановим свой контроль над Кавказом в ответ на утрату наших позиций в Централъной Европе и на Балканах, это нам пройдет, а дальше мы увидим, что еще сможем сделать.

Россия и далее так будет восстанавливать утраченный баланс и на каждодневную политику Запада будет чем-то подобным отвечать. А оккупировать Кавказ, как северный, так и южный, исходя из того, как она для этого еще раньше подготовила почву, Россия может считать возможным; и это сейчас уже в ее силах. С Чечней все ясно. Россия хорошо подготовила предпосылки для нарушения Хасавюртовских соглашений, хотя там все было сшито белыми нитками, и пошла на уничтожение Чечни. Но на Кавказе все сшито именно белыми нитками, и у России есть также хорошие перспективы для оккупации южного Кавказа. Россия все эти последние годы проделала огромную подготовителъную работу для возвращения Грузии, Азербайджана и Армении и вряд ли собирается остановиться в этом направлении в надежде того, что Запад, не придавая Кавказу особого стратегического значения, закроет на это глаза. Тем более, что, скажем, Армения, которая раньше всех среди кавказских республик затеяла национально-освободительную борьбу, теперь уже, подобно Белоруссии, согласна добровольно вернуться к России.

Само по себе, наступление России на кавказском направлении не зависит от действий Запада в других регионах мира. Россия возмет все, что ей позволят. Это не зависит от того, будет ли ее провоцировать Запад на так называемые ответные меры. Расширение НАТО или что-то подобное только ускоряют действия Москвы. Но наступление России находится в прямой зависимости от того, сколько простора для таких действии ей оставит в своей наивности Запад. Представления Запада о том, сколько себе может позволить Москва и аппетит Кремля - вещи несоизмеримые. Таких сюрпризов, как бросок российских войск на аэропорт Приштины и повторное вторжение в Чечню, будет много. Но все это пока только лишь увертюра. Россия для своих агрессивных планов оставила гораздо больше простора, чем об этом предполагает Запад, и это для Запада будет ясно только тогда, когда начнется сама сатанинская симфония после оккупации всего Кавказа.

Пока что, ведя войну в Чечне, Кремль этим все еше продолжает приготовление почвы для более крупных наступлений. И тут необязательно, чтобы Запад провоцировал Москву, она не нуждается в спровоцировании и будет неутомимо наступать, пользуясъ всеми теми уступками, которые Запад сделал раньше или сделает в дальнейшем. Во время Второй мировой войны Запад назвал Россию своим союзником и освободителем Европы. И Москва тут же использовала это для коммунистической оккупации ряда центральноевропейских стран. Конечно, тогда Запад был вправе считать Москву своим союзником в борьбе с фашизмом и даже примириться с временной оккупацией Центральной Европы со стороны России, но, как только Берлин капитулировал и наступил мир, советские войска безусловно сразу же должны были уйти, демонстрируя этим уважение суверенных прав центральноевропейских стран. А когда Москва, не сделав это, пошла на оккупацию этих стран, вещи должны были бы называться своими именами. К России должны были относиться толъко как к агрессору, точно так же, как и к Германии. Но ведь Запад этого не сделал и Москва до наших дней утверждает, что она была освободителем, а не таким же агрессором, как и Германия.

Таких уступок России просто нельзя делать и каждая такая уступка может обойтись для всех слишком дорого. Но Запад делает уступки России даже тогда, когда в оных нет нужды. Проблема второй чеченской войны не возникла независимо от остальных проблем. И решить эту проблему, отделяя ее от всего остального, с чем это было связано, невозможно. Если вы, строя дамбу, использовали некачественный цемент и эта дамба начала пропускатъ, тут уж латание дыр на поможет. Теоретически с Москвой, конечно, возможно договорится насчет решения конкретно чеченской проблемы, но это было бы себеобманом.

Вот мы, НАТО, выведем силы КФОР из Югославии, денонсируем членство в НАТО Польши, Чехии и Венгрии, а вы, русские, выведите войска из Чечни и вернитесь к исходным условиям Хасавюртовских соглашений. Возможно, Путин на это и согласился бы, если ему это предложить корректно. Но это абсурд и на таких основах политику с Россией строить нельзя. Но непонимание сущности российской политики, что она имеет в виду именно такое равновесие, и принятие ее за безобидного ягненка, приведет еще к более худшим результатам, чем если бы было сделано вышесказанное. Тут надо искать более реалистичный путь, то естъ разрушение старой негодной дамбы и построение новой, используя уже при этом качественный цемент. То есть вести с ней политику без встречной лжи и, когда она что-то шьет белыми нитками, не кивать на это головой.

Положив руку на сердце и говоря правду - Чехии, Польше и Венгрии членство в НАТО нужно было из-за того, что иначе Россия рано или поздно оккупировала бы эти страны. А чтобы избежать этой несомненно реальной угрозы, эти страны, не вступая в НАТО, иначе должны были бы создать такие мощные оборонные силы, чтобы сами могли бы отразить неизбежную агрессию со стороны Москвы. Конечно, Москва вряд ли напала бы на эти страны ни с того, ни с сего, не неся при этом международной ответственности, но она нашла бы повод и способ оккупации. Если кто-то в этом сомневается, пускай посмотрит, как Россия поступила со странами южного Кавказа. В отличие от Центральной Европы, природные условия на Кавказе идеальны для партизанской войны, и именно это пока все еще заставляет Москву быть осторожной. В случае падения местных коллаборационистов, прорыв танками, как это было в Венгрии в 1956-м году или в Чехословакии в 1968-м, для Москвы связан с риском такого сильного партизанского сопротивления, с чем не вошли бы в никакое сравнение война в Афганистане или чеченские войны. Поэтому Кремль свою скрытую политику на уничтожение Кавказа неустанно ведет в течение всего последного времени, а эта политика далеко не такая уж и мирная, как это трактуют на Западе.

Запад должен понимать, что членство в НАТО или интеграция кавказских стран в Евросоюз - вопрос очень отдаленный, и до этого времени Кавказ могут защитить от агрессии России только национально-демократические силы. Как с военной точки зрения, так и с точки зрения политической стабильности и восстановления экономики, кавказские страны сами могут позаботиться о себе лучше, чем кто-либо другой.

Но что могут сделать национально-демократические политические силы, если их отвергает не только Россия, но и Запад, и коллаборационистов поддерживает не только Россия, но также и Запад, а эти марионетки заключают от имени народа различные кабальные соглашения с Россией. Проблема Кавказа - это только коллаборационизм, который Россия насадила за счет уничтожения национально-демократических сил; то, что Россия организовала приход к власти, не без помощи Запада, своих пешек, совершенно фальсифицируя при этом элементарные принципы государственного суверенитета, демократии и прав человека.

Запад к этим принципам на Кавказе совершенно потерял уважение, наверное, надеясь на то, что эти народы пока вытерпят все, а, когда процесы глобализации и европейской интеграции дойдут до Кавказа, пусть даже через Россию, сами по себе вследствие всего этого установятся как приемлемый уровень жизни, так и демократия. А если в каком-то кавказском государстве на посту президента свободной страны сидит коллаборационист Москвы, и мы его признаем прозападным демократическим президентом - это со временем исправится.

Дело даже не в том, что те разрушительные подрывные процессы, которые Россия навязала кавказским странам, принесли уже столько ущерба, что на их возмещение уже не хватит даже национального дохода самых богатых западных стран, а в том, что Кавказ из-за этих процессов совершенно подавлен, и Россия уже без особых проблем может овладеть им. После чего она обязательно перейдет в наступление в самой Европе, и все розовые мечты о глобализации и интернациональной демократии могут закончиться абсолютным крахом.

Согласно официальному международному праву, проблема Чечни является внутренним делом Российской Федерации. Опять же, если бы она была демократической страной, эта проблема сама собой решиласъ бы внутренними демократическими способами, например, референдумом на самоопределение Чечни. Но Россия является имперской страной, а что еще хуже - теперь уже военные действия в Чечне поддерживают даже называемые демократическими политические силы России. А здесь и видно, что при построении дамбы был использован плохой цемент, и что-то тут не в порядке.

Само собой, заключение Хасавюртовских соглашений, которые тогда успокоили Запад, не было решением проблемы. Мир, который Запад ставит выше всех других ценностей, само собой, не всегда является решением проблемы. Решением проблемы является свобода кавказских народов, а свободы не имеют не то что чеченцы, но и ни одна из официально признанных независимых стран Кавказа. Мир, как это обычно представляется Москве на Кавказе, это даже хуже самой войны. На Западе думали, что Хасавюртовский мир Москва заключила из уважения перед Западом, на самом деле она мир заключила для того, чтобы лучше подготовить более удачную новую войну. А Ельцин, на которого поставил Запад, оказался подсадной уткой и сдал президентскую власть даже раньше срока.

После тех провалов политики Запада в отношении России, которые были допущены в прошлом, проблема Чечни кажется уже абсолютно нерешимой, но это толъко в том случае, если Запад в отношении России опять будет продолжатъ прежнюю слепую политику. Но если на все посмотреть трезво, есть тысяча простых решений всех кавказских проблем. Главным принципом в этом направлении должна стать не изоляция России или возвращение к холодной войне, а серьезное отношение со стороны Запада к основным принципам демократии, правам человека и международного права, и что главное - отказ от прежнего слепого содействия Москве во всех ее агрессивных проявлениях, особенно в отношении Кавказа. Потому что Кавказ - это Рубикон для Москвы. Без неоправданных уступок и помощи Запада Россия уже давно не была бы способна нарушать на Кавказе права человека, подавлять демократические свободы и вести агрессию. Запад, на уровне правительства США и правительств стран Евросоюза, и что особенно важно - на уровне всех исследовательских центров по России и Кавказу, должен пересмотреть прежнее восприятие России, смело признать свои прежние ошибки и изменить свои бюрократические или предвзятые отношения. Запад не должен из каких бы то ни было скрытых политических соображений, таких как выбор меньшего из двух зол и так далее, поддерживать явные антидемократические процессы в России, называя их демократическими. А такая практика продолжается каждодневно. Сам принцип демократии не должен быть инструментом агрессии. В Чечне идет настоящая война. А когда гремят пушки, музыка умолкает. Если кого-то интересует волеизъявление чеченцев, то они могли бы голосовать при перемирии; в условиях международного наблюдения голосовать только путем референдума о самоопределении Чечни. Но все хорошо знают, что Россия такого референдума не желает допустить, и остальной мир тут ничего не может сделать, кроме как признать свое бессилие. Но если мировое сообщество не в состоянии подействовать на Российское правительство, чтобы оно соблюдало элементарные права народа установить на своей земле тот политический статус, какой этот народ желает, это означает, что Москва лишила этот народ права голоса и мир должен это признать. А после этого не заигрывать с Россией о каких-либо демократических выборах в Чечне.

Невероятно несправедливое действующее международное право признало Чечню территорией России. А если у России недостает доброй воли, чтобы она, даже после двух депортаций и двух уничтожающих войн, свободно оставила Чечню, нужно признать, что такое право Россия имеет. Но Россия после этого не может называть себя демократической страной и, издеваясь над чеченцами, проводить там еще и какие-то выборы, называя их демократическими.

А если это Россия все же делает, мировое сообщество не должно принимать участие в этой грязной игре. Единственное, что в такой ситуации может делать и должно делать мировое сообщество - это предложить и обеспечить всем чеченцам, кто на это согласится, политическое убежище и выезд из Чечни с предоставлением убежища на основе Женевской конвенции; конечно, не в Ингушетию или Белоруссию, а, скажем, например, в страны большой семерки. При этом эти страны должны понести только первые расходы и все расходы должны вычитать от России.

Можно понять, что эти страны себе этого не могут позволить, потому что, в таком случае, против России начнут восставать все народы, включая и самих русских, прося политического убежища. Но проведение выборов в присутствии международных наблюдателей и признание этих выборов за волеизлияние народа - это уже преступление не только со стороны России, но и со стороны всего мирового сообщества. Это не способ демократического умиротворения, а поощрение скрытых форм агрессии и издевательства над принципами демократии и справедливости.

 

Важа Мтавришвили - родился в Тбилиси; один иэ ведущих грузинских противников советского режима и руководителей грузинского народного движения, стоявшего в основе массовых антикоммунистических демонстраций в 1989 году.

 

(T)



ФОРУМ





ПОИСК
  

[расширенный]

 © 2000-2018 Prague Watchdog. При полном или частичном использовании материалов ссылка на Prague Watchdog обязательна (в интернете - гиперссылка). См. Републикация.
Мнения авторов могут не совпадать с мнением редакции сайта Prague Watchdog,
стремящейся показать широкий спектр взглядов на события на Северном Кавказе.
Реклама