ГЛАВНАЯ
 ·О НАС
 ·ВАКАНСИИ
 ·ГОСТЕВАЯ КНИГА
 ·КОНТАКТ
 ·НАШИ БАННЕРЫ
 ·РЕПУБЛИКАЦИЯ
 ·ФОРУМЫ
  НОВЫЙ PW
 ·РЕПОРТАЖ
 ·ИНТЕРВЬЮ
 ·ОБЗОР НЕДЕЛИ
 ·АНАЛИТИКА
 ·КОММЕНТАРИЙ
 ·АВТOРCКAЯ КOЛOНКA
 ·ЭССЕ
 ·ПОЛЕМИКА
 ·ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ
  ЧЕЧНЯ
 ·ОСНОВНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
 ·ОБЩЕСТВО
 ·КАРТЫ
 ·БИБЛИОГРАФИЯ
  ПРАВА ЧЕЛОВЕКА
 ·АТАКИ НА ПРАВОЗАЩИТНИКОВ
 ·СВЕДЕНИЯ
  ЛЮДИ И СРЕДА
 ·ЛЮДИ
 ·СРЕДА
  СМИ
 ·ДОСТУП СМИ
 ·ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА
  ПОЛИТИКА
 ·ЧЕЧНЯ
 ·РОССИЯ
 ·ЗАРУБЕЖНАЯ РЕАКЦИЯ
  О КОНФЛИКТЕ
 ·НОВОСТИ / ИТОГИ
 ·ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
 ·ЦИФРЫ
 ·ВОЕННОЕ ДЕЛО
  ЖУРНАЛ ЧОС
 ·О ЖУРНАЛЕ
 ·НОМЕРА
  БЛОГИ
  РАДИО СВОБОДА
 ·ЕЖЕДНЕВНЫЕ ПЕРЕДАЧИ
 ·О ПЕРЕДАЧАХ
  ССЫЛКИ

ССЫЛКИ

1 апреля 2009 · Prague Watchdog / Усам Байсаев · ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ · ОТПРАВИТЬ ПО ЭЛ. ПОЧТЕ

Конституция с Марса

Усам Байсаев, специально для Prague Watchdog

На прошлой неделе отмечали шестую годовщину пророссийской Конституции Чечни. А ведь в момент ее принятия в 2003 году никто даже помыслить не мог, что это событие будет иметь какие-то последствия, хотя бы кратковременную историческую перспективу - настолько очевидным для всех было несоответствие между объявленными результатами референдума и реальными. Ложь должна была выползти наружу.

Находясь во власти прекраснодушных идей, сотрудники правозащитных и общественных организаций провели анкетирование жителей республики. Ответы принимались анонимные, без упоминания места работы и жительства интервьюируемого. В то время это было уже важно. Процесс чеченизации как раз набирал обороты, а страх иметь отличное от официального мнение уже начал заползать в души людей.

Итоги анкетирования выявили нежелание чеченцев быть статистами в навязанном спектакле. Около 70 % опрошенных отвергли саму возможность участия в голосовании. Оставшиеся также не горели желанием исполнить гражданский долг, но заявили, что вынуждены сделать это либо из нежелания навредить семье, либо из опасения лишиться различных выплат: пенсий, пособий, обещанной компенсации за потерянное жилье и имущество. Шантаж такого рода являлся составной частью подготовки к голосованию.

У каждого о тех днях, наверное, свои воспоминания. Кое-что запомнил и я. Радость коллег, например. Люди отказались голосовать. А это означало, что они после нескольких лет запредельного террора сохранили достоинство не делать того, что им противно. Вновь забрезжила надежда на скорое окончание конфликта. Ведь все ясно: население отказывается участвовать в референдуме, значит, оно выступает против принятия конституции, закрепляющей Чечню в составе России. Таким образом, пусть и косвенно, «отказники» еще раз высказались в поддержку избранного в ходе всенародных выборов президента. Самые смелые шли еще дальше. Они строили несбыточные (как очень скоро выяснится) фантазии относительно переговоров между лидерами сопротивления и российским руководством и завершения войны цивилизованным путем. Глупые были.

Тем не менее усилия правозащитников и сотрудников общественных организаций не пропали даром. Референдум не был признан ни одной серьезной международной организацией. Только парой-тройкой исламских стран и некоторыми – и то не всеми! - государствами, возникшими после распада СССР.

Был очень неприятен неприкрытый цинизм своих - тех, кто, не будучи прямо вовлечен в конфликт, за деньги согласился в превентивном порядке подкорректировать итоги предстоящего действа. Московский социолог, специалист по опросам населения Сергей Хайкин, проявил необузданную активность, граничившую с агрессией. На деньги, выделенные администрацией российского президента, Хайкин создал группу по исследованию общественного мнения из преподавателей и студентов грозненского университета. Назвал он ее "Валидата". Проведенные ею опросы дали зеркально противоположные нашим результаты. Большинство респондентов - тоже около 70 % - оказались горячими сторонниками референдума. Не за страх, за совесть - без конституции, мол, жить не можем!

Представляла интерес методика, использованная при опросах. Представьте людей с папками в руках, которые заходят в дома, спрашивают фамилии, имена и отчества хозяев, задают вопросы о количестве членов семьи, причем отдельно мужчин и подростков, и аккуратно заносят все в анкеты. Понятно, что в таких обстоятельствах охотников открыто объявить о своем нежелании голосовать оказалось не очень много. Ведь мглой покрыто, кто приходил, зачем, куда потом пойдут заполненные бумаги…

Все попытки объяснить, что в Чечне невозможно проводить опросы таким образом, что здесь за выражение мнения, отличного от мнения власти, могут убить, похитить, просто избить, на Сергея Хайкина не действовали. Это научный метод, - парировал он. То же, что сделали общественники, по его мнению, являлось «туфтой», не имеющей к социологии никакого отношения.

В день референдума сотрудники общественных организаций разъехались по населенным пунктам и избирательным участкам. Мне вместе с другими ребятами пришлось мониторить лагеря беженцев на территории Ингушетии. Урн здесь не устанавливали, но желающих исполнить «гражданский долг» предложили отвезти в села на территории еще воюющей Чечни. Для этого к воротам лагерей подогнали комфортабельные автобусы: ЛАЗы, «икарусы» и даже пару «мерседесов». Они так и простояли без движения почти целый день. Только под вечер из лагеря «Барт», разбитого на окраине города Карабулак, в соседние Серноводск и Ассиновскую выразили желание поехать около 30 женщин и подростков.

После расспросов стало понятно, что проходящий на родине референдум интересовал их сугубо с практической точки зрения - как возможность беспрепятственно и задарма посетить родственников. Из 18-20 тысяч чеченских беженцев, проживавших в палаточных лагерях, власти сумели записать в свой актив лишь 30 аполитичных «халявщиков». Что же касается других беженцев, осевших на территориях промышленных предприятий, различных баз или просто снимавших за плату жилье, то их никто и не собирался куда-либо звать. Об этой электоральной группе или забыли, или просто махнули на нее рукой.

Наиболее яркие впечатления от референдума у меня появились на третий день после его завершения. Уже после того, как были объявлены «победные» результаты, возданы хвалы народу, выразившему свою волю и осмеяны сомневающиеся. 26 марта я вылетал из аэропорта «Магас» в Москву. Еще в зале ожидания был заметен сильно подвыпивший коренастый, упитанный мужчина. Размахивая какой-то корочкой, он требовал, чтобы его пустили в VIP-зал, чего-то там объяснял подошедшим милиционерам.

Для меня стало неприятной неожиданностью, что в самолете его место оказалось сразу за моим. Спокойного полета не получилось. Мой сосед все два часа до Москвы пил, пел и ссорился со стюардессой, призывавшей его вести себя прилично. Ну и обнимался со своей соседкой, по всей видимости, давней знакомой.

Вскоре стала понятна и причина его веселого, даже благодушного настроения. «Х1айт1, ма дуур ду-кх вай х1инца!», проорал он вдруг на весь самолет (в переводе на русский это примерно: «ну, мы теперь нажремся!»), а затем сообщил ошарашенно повернувшимся в его сторону пассажирам, что на днях обязательно будет принято решение о его назначении председателем комиссии по выплате компенсаций. Последняя на этом пути преграда – референдум – благополучно снята, и теперь все якобы «на мази».

Во «Внуково» моего попутчика-меломана у трапа встретил черный джип. А уже через какое-то время стало известно и о его утверждении на посту. Получив заветную должность, он, вероятно, сполна осуществил заветное желание - «…ма дуур ду-кх вай х1инца». В дальнейшем его выгнали из комиссии и возбудили уголовное дело.

Но вот я думаю теперь, что референдум этот для кого-то, может, и несуществующий праздник, а кому-то – красный день календаря! Одни урвали кусок без последствий, кое-кто, конечно, поперхнулся, не без этого. Тоже не беда. Почему бы и не отметить?..

Фотография взята с сайта Посольства Российской Федерации в Бельгии.

(P,M)



ФОРУМ





ПОИСК
  

[расширенный]

 © 2000-2018 Prague Watchdog. При полном или частичном использовании материалов ссылка на Prague Watchdog обязательна (в интернете - гиперссылка). См. Републикация.
Мнения авторов могут не совпадать с мнением редакции сайта Prague Watchdog,
стремящейся показать широкий спектр взглядов на события на Северном Кавказе.
Реклама