ГЛАВНАЯ
 ·О НАС
 ·ВАКАНСИИ
 ·ГОСТЕВАЯ КНИГА
 ·КОНТАКТ
 ·НАШИ БАННЕРЫ
 ·РЕПУБЛИКАЦИЯ
 ·ФОРУМЫ
  НОВЫЙ PW
 ·РЕПОРТАЖ
 ·ИНТЕРВЬЮ
 ·ОБЗОР НЕДЕЛИ
 ·АНАЛИТИКА
 ·КОММЕНТАРИЙ
 ·АВТOРCКAЯ КOЛOНКA
 ·ЭССЕ
 ·ПОЛЕМИКА
 ·ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ
  ЧЕЧНЯ
 ·ОСНОВНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
 ·ОБЩЕСТВО
 ·КАРТЫ
 ·БИБЛИОГРАФИЯ
  ПРАВА ЧЕЛОВЕКА
 ·АТАКИ НА ПРАВОЗАЩИТНИКОВ
 ·СВЕДЕНИЯ
  ЛЮДИ И СРЕДА
 ·ЛЮДИ
 ·СРЕДА
  СМИ
 ·ДОСТУП СМИ
 ·ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА
  ПОЛИТИКА
 ·ЧЕЧНЯ
 ·РОССИЯ
 ·ЗАРУБЕЖНАЯ РЕАКЦИЯ
  О КОНФЛИКТЕ
 ·НОВОСТИ / ИТОГИ
 ·ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
 ·ЦИФРЫ
 ·ВОЕННОЕ ДЕЛО
  ЖУРНАЛ ЧОС
 ·О ЖУРНАЛЕ
 ·НОМЕРА
  БЛОГИ
  РАДИО СВОБОДА
 ·ЕЖЕДНЕВНЫЕ ПЕРЕДАЧИ
 ·О ПЕРЕДАЧАХ
  ССЫЛКИ

ССЫЛКИ

15 ноября 2002 · Prague Watchdog / Йосеф Мразек · ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ · ОТПРАВИТЬ ПО ЭЛ. ПОЧТЕ · ЯЗЫКОВЫЕ ВЕРСИИ: ENGLISH CZECH 

Объятые Москвой

Йосеф Мразек, специально для Prague Watchdog


Среди агентурных новостей о новых боестолкновениях на территории Чечни, продолжающихся нарушениях прав человека в этой области или об урегулировании российско-грузинского конфликта, просачивается в последнее время еще немножко другая информация. В начале августа промосковская администрация Чечни Ахмада Кадырова закончила проект Конституции, на основе которой столь провизорный и неясный статус Чечни должен приобрести ясные правовые рамки. На ее основе в стране должны произойти президентские и парламентские выборы, и таким образом, Москвой подставленная политическая репрезентация станет легитимной перед российскими федеральными законами.

В этой, на первый взгляд неважной бюрократической мелочи, оставшейся в последнее время незамеченной средствами массовой информации, скрывается важный момент. Правительство Кадырова подготовило правовой документ, на основе которого до сих пор автономная, независимая республика стала бы неотъемлемой частью России. Каковы шансы этого кадыровского плана? Удастся ли его провести в жизнь лицом к лицу с когда-то мятежными чеченцами? Вообще ли пора говорить о чеченской конституции, когда в стране идет война?

Много неудачных попыток

Уже с самого начала своей независимости Чечня решила проблему правового обоснования своего статуса. Первая чеченская конституция появилась сразу после распада Чечено-ингушской Республики в сентябре 1991 года. Сторонники нового президента Джохара Дудаева выработали конституцию, согласно которой Чечня являлась независимым демократическим государством, управляемым нормами ислама.

Промосковский режим Докку Завгаева в 1995-96 гг. собирался принять свою версию конституции, более похожую на кремлевскую модель. Но Завгаев так и не успел это сделать, поскольку 6 августа 1996 Грозный снова завоевали чеченские боевики, и план повторного сближения с Кремлем быстро провалился. Наоборот, еще в конце того же месяца были подписаны так называемые «хасавюртовские соглашения», подтверждающие фактически независимость Чечни.

После де-факто независимых президентских выборов в 1997 году в стране по приказу нового Президента Аслана Масхадова начало действовать исламское право «шария». Шариатское право, вместе с парламентской демократией, легло в основу нового государства. Нестабильную и в многом неясную государственную конструкцию с самого начала очень ослабляли внутренние политические споры. Позиция Президента становилась все время слабее и слабее и самый значительный его оппонент, радикальный приверженец ваххабизма, Шамиль Басаев открыто вызвал Масхадова сдать президентские полномочия и распустить парламент. По его мнению, страной должен управлять исламский совет, т. наз. «шура», во главе которой стоял бы главный эмир.

Масхадов этот призыв Басаева отверг и приказал своему ближайшему окружению выработать новый вариант чеченской конституции, сочетающий демократические элементы с исламскими традициями страны. Но сторонники президента ничего сделать не успели. В сентябре 1999 года началась вторая кровавая российско-чеченская война.

Незаконный модус вивенди

Система функционирования новых промосковских органов в оккупированной Чечне была официально сформулирована Декретом президента Путина с июня 2000 г. «Об организации системы органов исполнительной власти в Чеченской Республике». По некоторым российским юристам и независимым наблюдателям, такая форма правления противоречит действующему федеральному законодательству. В Чечне нет демократически избранного премьер-министра или другого начальника администрации. Парламент не работает, и главы местных администраций также назначаются сверху.

Москва сначала пыталась узаконить такое состояние, да и другие «нестандартные» формы правления в данном военном регионе, новым, специальным федеральным законом для Чечни. Но когда кремлевские юристы узнали, что новый закон из-за множества проблематичных пунктов может не пройти через Конституционный суд, перенесли решение проблемы на позднее время.

Окончательное решение должна принести новая чеченская конституция. Над пяти ее вариантами работали с лета минувшего года разные группы чеченских политиков и общественных деятелей, в том числе и Асланбек Аслаханов, Руслан Хасбулатов, Малик Сайдулаев, или же Ахмад Кадыров. Симптоматичен факт, что Москва наконец выбрала именно версию главы чеченской Администрации Кадырова, наиболее подходящую плану узкого присоединения страны к федеральному центру.

Конституция, сшитая по мерке

Новая конституция Кадырова буквально играет Москве на руку. В большей степени копирует российскую конституцию и тщательно в ней избегается любой заметки о чеченской независимости. Уже в первой статье, наместо упоминаний о независимости, суверенитете или автономии, говорится, что республика является автономным субьектом в рамках России. Все жители Чечни являются гражданами Российской Федерации, и государственными языками являются русский и чеченский.

В следующих статьях обосновывается ряд важных свобод, в том числе и право на свободное передвижение по республике и неприкосновенность частной собственности. Вслед за этим, однако, следуют менее демократические постановления – Ахмад Кадыров например оставляет за собой право назначать в течение пяти лет главы местных администраций, без демократических выборов. Самой интересной деталью проекта оказывается статья, по которой новым чеченским президентом может стать только лицо старше 35 лет, последние десять лет постоянно живущее на территории Республики. Попытка Кадырова заранее дисквалифицировать, таким образом, ряд его московских соперников (Хасбулатова, Аслаханова, Гантамирова, Сайдулаева, Арсамакова) скоро потерпела неудачу из-за несовместимости с российской конституцией, однако свидетельствует об отчаянном разногласии среди чеченской политической элиты.

Война продолжается

По словам Владимира Путина, «процесс учреждения законодательной и исполнительной властей в Чечне», ровно как новый проект конституции, общенародный референдум и проведение парламентских и президентских выборов, должны закончиться «не позднее до конца следующего года». Таким образом, Кремль хочет поставить формальную точку за целой военной кампанией в Чечне. Чем упорнее федеральный центр подгоняет весь процесс, тем более нерешенных проблем выступает на глаза.

Три года спустя после начала т. наз. антитеррористической кампании не были созданы ни минимальные условия для выработки конституции или проведения выборов. В Чечне не был (вопреки разным прокламациям Москвы) обновлен конституционный порядок, даже не были найдены и уничтожены чеченские террористы. «Полевые командиры дают интервью журналистам, тогда как российские спецслужбы заявляют, что их не могут найти» - сказал недавно русской англоязычной газете The Moscow Times чеченский депутат Государственной Думы Асланбек Аслаханов. «Это лишь свидетельство тому, что элиминация террористов не является настоящей целью российских поджигателей войны» - добавил он горько.

В стране господствует непонятный послевоенный хаос. «Война кончилась, но мира нет» - сказал недавно для американской газеты The New York Times глава промосковской чеченской администрации Ахмад Кадыров. Локальные нападения чеченских боевиков на российские военные базы не прекращаются. В результате чего ежедневно умирают российские солдаты. Общее количество погибших солдат с начала военной операции в сентябре 1999 трудно узнать, но даже по минимальным оценкам число достигает 4500 и больше человек.

Также основные права мирного чеченского населения существуют лишь на бумаге. За три года новой войны в стране погибли десятки тысяч мирных людей и сотни ежедневно подвергаются незаконным арестам, унижению достоинства, пыткам в ходе так называемых «зачисток», или в ходе антитеррористических операций в чеченских городах и селениях.

Хоть небольшие изменения

Некоторые знатоки северокавказского региона - недавно напр. Наби Абуллаев в статье для Transition Online - напоминают, что в настоящем неблагоприятном состоянии можно все-таки наблюдать некоторые изменеия в лучшую сторону, и для того, чтобы увидеть действительный образ проблемы, надо сравнивать настоящее время с периодом чеченской независимости в 1996-1999 гг. Мера коррупции, нестабильности, нарушений прав человека и социальных услуг была тогда, по его мнению, для мирного населения намного хуже. Как ни оцениваем ситуацию критически, надо сказать, что Россия играет сегодня в Чечне стабилизирующую роль, несмотря на неоспоримые ошибки и преступления. Без присутствия русских будет, по Абдуллаеву, еще хуже.

На этом надо немножко остановиться. Период чеченской независимости в 1996-99 гг. наверно нельзя называть раем в смысле прав человека и социальной защищенности. Все перечисленные Абдуллаевым проблемы наверно в Чечне существовали, и чеченское население их чувствовало. Большая часть населения первыми мечтала об изменении подкупного, слабого и бессильного режима. Только это изменение не должен был вносить извечный соперник – Россия. Однако, именно Москва в сентябре 1999 в лице Владимира Путина, без всяких договоренностей с тогдашним, де-факто независимым, чеченским правительством, объявила проблему Чечни своей внутренней и обещала изменить невыносимое положение. Целью т. наз. антитеррористической операции российских федеральных войск было устранение внутреннего хаоса в стране. А что произошло на самом деле?

Очень мало результатов

Несмотря на сомнения по поводу искренности желания Путина навести в Чечне конституционный порядок (а не подняться на волне искусно возбужденной ненависти к чеченцам на вершину российской политической сцены), российская федеральная армия постепенно заняла территорию и вытеснила в горы местных боевиков, о которые опирался тогдашний режим. При этом солдаты совершали столько насилия и опустошили страну до такой степени, что вряд ли поверишь, что главной их целью было наведение конституционного порядка. В феврале или марте 2001 крупномасштабные операции российской армии закончились, и кое-какие изменения в лучшую сторону наверно произошли. В Чечне стала возникать гражданская администрация, с одной стороны также подкупная, но с другой стороны соблюдающая хоть какие-нибудь правила. В нынешнем году начала наконец в страну доходить часть долго обещаемых денег на послевоенную реконструкцию, возобновление социальных услуг, и таким образом, вселение доверия среди мирного населения. Большинство этих денег исчезает в неясных финансовых махинациях, итак наместо к людям, текут в карманы способных на все чиновников. В настоящей ситуации получает выгоду узкое лобби российской федеральной армии и связанных с нее местных криминальных банд, которые помогают прикрыть нелегальную торговлю с оружием, контрабандной нефтью, наркотиками и прочим рентабельным товаром. Война с четко определенными сторонами конфликта давно уже стала запутанной смесью личных споров, боев о территории нелегальной торговли, необоснованных убийств и грабежей, когда грани первоначального российско-чеченского конфликта различишь с трудом.

Разбитые надежды

Для тех чеченцев, которые еще в 1999 году могли возлагать свои надежды на московский центр, это ясное доказательство того, что они опять остались одни. «Простой чеченец сегодня шатается между надеждой на лучшее будущее, обещаемое уже три года Москвой, и конкретной жестокостью, с какой российские солдаты убивают и пытают его родных» - говорит Шамиль Бено, бывший министр иностранных дел при Дудаеве, живущий в настоящее время в Москве. За этим промелькивает, по его мнению, самая важная проблема всего конфликта – бездонная разница между действиями федерального центра и доверием простого чеченского населения за три года конфликта никак не уменьшилась. Наоборот, постоянные очевидные нарушения прав человека российскими военными и равнодушие Москвы к действительному развитию разрушенной страны эту разницу еще углубляет.

Чтобы процесс принятия новой чеченской конституции, подготовленной командой Ахмад Кадырова, действительно принес изменения, в стране должен, прежде всего, наступить мир. Конституцию можно принять, но без создания в стране условий для мирной жизни, она останется пустым клочком бумаги. А к миру ведет много сложных шагов. Во-первых, Москва должна понять необходимость мирных переговоров в Чечне. Во-вторых, разрозненные чеченские политические представители должны объединиться и оппозиционное правительство Аслана Масхадова должно оказать способность управлять группами чеченских боевиков. В-третьих, подкупная российская армия и связанные с нее криминальные группы должны быть вытеснены и заменены уважаемой местной структурой, способной сохранить порядок. А в-четвертых, необходимо начало процесса экономического обновления и обеспечение доставки даже мелких, но хоть каких-нибудь инвестиций из федерального центра.

Без проведения этих шагов, создавать и принимать новую чеченскую конституцию не имеет смысла.

(A)

  ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:
 · 

ПОИСК
  

[расширенный]

 © 2000-2018 Prague Watchdog. При полном или частичном использовании материалов ссылка на Prague Watchdog обязательна (в интернете - гиперссылка). См. Републикация.
Мнения авторов могут не совпадать с мнением редакции сайта Prague Watchdog,
стремящейся показать широкий спектр взглядов на события на Северном Кавказе.
Реклама