ГЛАВНАЯ
 ·О НАС
 ·ВАКАНСИИ
 ·ГОСТЕВАЯ КНИГА
 ·КОНТАКТ
 ·НАШИ БАННЕРЫ
 ·РЕПУБЛИКАЦИЯ
 ·ФОРУМЫ
  НОВЫЙ PW
 ·РЕПОРТАЖ
 ·ИНТЕРВЬЮ
 ·ОБЗОР НЕДЕЛИ
 ·АНАЛИТИКА
 ·КОММЕНТАРИЙ
 ·АВТOРCКAЯ КOЛOНКA
 ·ЭССЕ
 ·ПОЛЕМИКА
 ·ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ
  ЧЕЧНЯ
 ·ОСНОВНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
 ·ОБЩЕСТВО
 ·КАРТЫ
 ·БИБЛИОГРАФИЯ
  ПРАВА ЧЕЛОВЕКА
 ·АТАКИ НА ПРАВОЗАЩИТНИКОВ
 ·СВЕДЕНИЯ
  ЛЮДИ И СРЕДА
 ·ЛЮДИ
 ·СРЕДА
  СМИ
 ·ДОСТУП СМИ
 ·ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА
  ПОЛИТИКА
 ·ЧЕЧНЯ
 ·РОССИЯ
 ·ЗАРУБЕЖНАЯ РЕАКЦИЯ
  О КОНФЛИКТЕ
 ·НОВОСТИ / ИТОГИ
 ·ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
 ·ЦИФРЫ
 ·ВОЕННОЕ ДЕЛО
  ЖУРНАЛ ЧОС
 ·О ЖУРНАЛЕ
 ·НОМЕРА
  БЛОГИ
  РАДИО СВОБОДА
 ·ЕЖЕДНЕВНЫЕ ПЕРЕДАЧИ
 ·О ПЕРЕДАЧАХ
  ССЫЛКИ

ССЫЛКИ

5 июня 2009 · Prague Watchdog / Солт-Мурад Эпиндиев · ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ · ОТПРАВИТЬ ПО ЭЛ. ПОЧТЕ · ЯЗЫКОВЫЕ ВЕРСИИ: ENGLISH 

Искусство пищеварения

Солт-Мурад Эпиндиев, специально для Prague Watchdog

Вена

Мы - беженцы с Северного Кавказа, из Чечни, Ингушетии - приехали в Европу как посланцы своих народов и представители нашей родины. Дома, за тысячи километров от Вены, Осло, Берлина, остались зачистки, похищения, убийства, ежедневный ужас продолжающейся войны. Мы оказались совершенно в другом мире, который гостеприимно распахнул перед нами свои двери, дал нам спокойствие и благополучие.

Однако этот мир увидел совсем не таких гордых и свободолюбивых повстанцев, противостоящих имперским амбициям России, какими нас представляли жители Европы по статьям своих журналистов. Он столкнулся с ордой агрессивных, амбициозных, малокультурных пришельцев из глухой российской провинции, не желающих принять законы европейской жизни.

Здесь не СССР или Россия – государства, которые мы, вероятно, имели право отрицать; здесь Европа. А мы свое пренебрежительное отношение к государственным институтам привезли с собой и кичимся этим, как будто это - по меньшей мере знания и опыт в объеме нескольких университетских дипломов. Мы воспринимаем доброту, гуманное отношение к нам как слабость. У нас вызывают улыбку условия содержания в тюрьмах, методы работы полицейских. В такой "комфортно-тропической" атмосфере грех не воспользоваться случаем покуражиться, пожить "по-нашему". При этом речь не идет о безобидных нарушениях, мы начинаем в первые же минуты вести себя, как "настоящие" джигиты. Молодежь, чуть освоившись, сразу приступает к поискам возможности прикупить оружие. Нет, не газовое, а огнестрельное. Зачем? Может из-за любви кавказцев к оружию? Вряд ли. Просто наличие пистолета (так диктует толпа) - гарантия возможности при случае "дожать по-нашему" любую ситуацию.

Мы все чаще становимся героями криминальной хроники, нас обсуждает, а чаще осуждает местное население. Мы громим лагеря, снимая отвратительные побоища на камеры мобильных телефонов, и гордимся этим. Наша молодежь сбивается в стаи и ввязывается в разборки со всеми в округе - с алжирцами, турками, французами, бельгийцами. Так мы самоутверждаемся в Европе.

Старшее поколение зарабатывает деньги и строит дома своим отрокам в Чечне, возможно, понимая, что те ненадолго задержатся в Европе. Лишь единицы пытаются как-то направить своих детей по верному пути, заставляя их учиться, заниматься спортом.

Власти в разных странах Европы понемногу меняют свое отношение к нам. Не за горами тот день, когда Европа устанет и окончательно отвернётся от свободолюбивых вайнахов, которые заходят на цыпочках на собеседование с сотрудником иммиграционной службы, а, получив убежище, плюют на все правила. И это уже происходит – нашу вольницу все туже берут под контроль и вводят все больше ограничений.

С самого первого дня нашего пребывания в Европе многие из нас считают обязательным требовать к себе особого, привилегированного отношения. Дескать, мы – "белые" и не в пример лучше, чем всякие там африканцы или афганцы; мы не желаем понимать, что все беженцы, как, впрочем, и другие люди, равны перед законом. Европа изжила расизм на уровне законодательства, здесь иные критерии оценки человека. И многие из нас по этим критериям сильно уступают африканцам и прочим.

Пищеварительные активисты посчитают меня необъективным и приведут десятки примеров дискриминации, неуважения наших традиций, но надо просто принять как данность, что мир не идеален, в любой системе бывают ошибки и просчёты. Меня обязательно спросят: "О каком гуманизме можно говорить, когда люди в течение 3-5 лет не могут получить позитив, ютясь в гостиницах и лагерях?"

Я отвечу вопросом. Кого больше: тех, кто получил убежище, или тех, кому отказали? Понятно, что получивших подавляющее большинство. А многие беженцы имеют "позитив" заслуженно? Порвав паспорта, они придумали себе "героические" биографии, безбожно спекулируя на чужом горе. Если говорить предметно, "позитивы" зачастую имеют "герои", которых в лучшем случае подвергали политическим репрессиям собственные жены. Или те, кто наворотили дома такого, за что в любом государстве получили бы многолетний тюремный срок.

А гостиницы и лагеря Европы не лучше ли, чем палатки 1965 года выпуска с "буржуйками"? Да и с уважением нашей культуры и традиций не все так плохо. Европейцы просто не всегда способны их понять и обеспечить необходимые условия в силу того, что общины беженцев многонациональны и каждый этнос претендует быть "избранным". Мы же их традициями пренебрегаем вполне сознательно и демонстративно.

Пережив все "ужасы" пребывания в лагерях беженцев, получив "позитив", мы вступаем в интеграционную программу. В западных странах Европы интеграционная программа дает всем равные возможности стать полноправными членами общества.

Мы издевательски отвергаем наивные попытки европейцев научить нас языку, дать профессию. Мы не воспринимаем интеграционную программу как перспективу обустроить свою жизнь, войти в новое общество, сделать карьеру, а любыми способами увиливаем от легальной работы, пытаясь сохранить положение и статус иждивенца или, говоря иначе, дармоеда. Социальные выплаты таковы, что позволяют, особенно при наших многодетных семьях, существовать безбедно на деньги европейского налогоплательщика. Мы специально заваливаем экзамены на языковых курсах и идем учиться снова. Все для того, чтобы тот первый "черный" рабочий день никогда не наступил.

Зачастую можно услышать: "Зачем мне работать? Детей много, "социал" хороший. Если пойду работать, буду получать всего на 300 евро больше". За такие деньги горбатиться не хочет никто, паразитирование становится целью иммигранта . Для тех, кто не знает, обрисую картину: после устройства на работу человек начинает за все платить сам. Социальная помощь беженцу, который все еще находится на иждивении государства, составляет в Австрии около 500 евро плюс к этому 500 евро – компенсация на оплату жилья. При этом средняя зарплата - 1300 евро, "доход" при самостоятельном существовании в 300 евро просто "унизителен".

Зато мы "инвестируем" в Россию сотни тысяч евро из этих социальных выплат и нелегально заработанных денег. Точную сумму не возьмется назвать никто, поскольку количество беженцев-вайнахов в Европе засекречено, но многие "страдальцы" за годы изгнания уже построили по 2-4 дома на родине. Не говоря уже о сотнях тысяч посылок, машинах, которые в обход всех таможен, без оплаты пошлин попадают в Чечню на прямой учет в ГИБДД ЧР.

Очереди у пунктов Western Union на Кавказе на получение денежных переводов из Европы из-за многолюдности можно легко перепутать с митингами в поддержку Путина и "Единой России". Мы делаем хорошие показатели экономического роста Зязиковым и Кадыровым. Тема "беженских" инвестиций в экономику Чечни еще станет предметом изучения европейских контролирующих органов, суммы точно не уступают ВВП Чечни. Но, уверяю вас, это все временно, на Западе умеют считать и отслеживать свои деньги, которые должны использоваться только для интеграции и обустройства в Европе, а не вкладываться в недвижимость на родине, от которой формально мы отказались.

Многих из нас, сполна насладившихся всеми прелестями европейской жизни, потянуло в родные пенаты. Получив украинскую визу в так называемый "женевский" паспорт, за небольшую взятку перебравшись через украино-российскую границу, через сутки беженец оказывается в объятиях родственников и знакомых. Желание побывать на родине понять можно, но проблема в том, что оно никак не сопрягается со статусом беженца, который предоставляется как раз потому, что человек сумел доказать – он не может жить дома из-за своих политических убеждений. Его жизни и достоинству там угрожает там нешуточная опасность.

Поначалу европейские власти сквозь пальцы смотрели на эти вояжи, но сейчас, по-видимому, терпение лопнуло. Несколько недель назад в одной из столиц Европы прямо на вокзале была арестована чеченская семья, вернувшаяся из России. Ничего не подозревая, семейство намеревалось вновь окунуться в "трудовые" европейские будни после роскошных каникул в Чечне. "Беженцев" доставили в полицейский участок, изъяли российские деньги, домашние видео- и фотоматериалы, запечатлевшие их невыносимые "страдания" в условиях тоталитарного кошмара .

Все хорошее имеет обыкновение заканчиваться. В один прекрасный день мы проснемся и узнаем, что паспорта наши аннулированы, часть наших соотечественников, игнорировавших все правила проживания, уже депортированы. А нас всех просят явиться к пунктам сбора и подписать документ о добровольной репатриации на историческую родину и получить 400 евро на дорогу.

Фотография взята с сайта "ЛIГА.Новости".

(P,M)



ФОРУМ





ПОИСК
  

[расширенный]

 © 2000-2018 Prague Watchdog. При полном или частичном использовании материалов ссылка на Prague Watchdog обязательна (в интернете - гиперссылка). См. Републикация.
Мнения авторов могут не совпадать с мнением редакции сайта Prague Watchdog,
стремящейся показать широкий спектр взглядов на события на Северном Кавказе.
Реклама