ГЛАВНАЯ
 ·О НАС
 ·ВАКАНСИИ
 ·ГОСТЕВАЯ КНИГА
 ·КОНТАКТ
 ·НАШИ БАННЕРЫ
 ·РЕПУБЛИКАЦИЯ
 ·ФОРУМЫ
  НОВЫЙ PW
 ·РЕПОРТАЖ
 ·ИНТЕРВЬЮ
 ·ОБЗОР НЕДЕЛИ
 ·АНАЛИТИКА
 ·КОММЕНТАРИЙ
 ·АВТOРCКAЯ КOЛOНКA
 ·ЭССЕ
 ·ПОЛЕМИКА
 ·ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ
  ЧЕЧНЯ
 ·ОСНОВНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
 ·ОБЩЕСТВО
 ·КАРТЫ
 ·БИБЛИОГРАФИЯ
  ПРАВА ЧЕЛОВЕКА
 ·АТАКИ НА ПРАВОЗАЩИТНИКОВ
 ·СВЕДЕНИЯ
  ЛЮДИ И СРЕДА
 ·ЛЮДИ
 ·СРЕДА
  СМИ
 ·ДОСТУП СМИ
 ·ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА
  ПОЛИТИКА
 ·ЧЕЧНЯ
 ·РОССИЯ
 ·ЗАРУБЕЖНАЯ РЕАКЦИЯ
  О КОНФЛИКТЕ
 ·НОВОСТИ / ИТОГИ
 ·ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
 ·ЦИФРЫ
 ·ВОЕННОЕ ДЕЛО
  ЖУРНАЛ ЧОС
 ·О ЖУРНАЛЕ
 ·НОМЕРА
  БЛОГИ
  РАДИО СВОБОДА
 ·ЕЖЕДНЕВНЫЕ ПЕРЕДАЧИ
 ·О ПЕРЕДАЧАХ
  ССЫЛКИ

ССЫЛКИ

8 мая 2009 · Prague Watchdog / Андрей Бабицкий · ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ · ОТПРАВИТЬ ПО ЭЛ. ПОЧТЕ · ЯЗЫКОВЫЕ ВЕРСИИ: ENGLISH 

Год спустя: хроники кремлевского декаданса

Андрей Бабицкий, специально для Prague Watchdog
Прага

Подводить итоги от суммы поступков – проще всего, поскольку в них (в поступках) присутствуют связи, выявляющие тенденции, в них сокрыты коды еще не проявленного в полной мере, но угадываемого будущего. Анализировать пустоту не то, чтобы сложнее, а невозможно вовсе. Вакуум агрессивно безмолвствует, посылая в ответ на все вопросы настороженное "меня здесь не было, нет и не будет". Тем не менее, пустота хороша тем, что, зияя на пространстве, организованном человеческой деятельностью, она своим немотствованием обнажает тщету и убожество выговаривания.

Когда уже было ясно, что Медведеву определено занять место преемника, в стане ненавистников Кадырова забрезжила надежда. Тут же активизировала усилия некая группа из бывших и нынешних депутатов, противников Кадырова в Кремле и силовых структурах. В отсутствие иных кандидатур, антикадыровское лобби сгруппировалось вокруг братьев Ямадаевых, которые должны были в коридорах московской власти способствовать свержению кадыровского клана.

В тот момент шли упорные разговоры о том, что Медведев не выносит Кадырова, что ему глубоко претит установившийся в Чечне политический режим. После выборов лоббисты вроде бы сумели пробить дорогу в Кремль. Они утверждали, что там имеется в наличии полное понимание необходимости смены власти в республике. Однако нет необходимых рычагов, чтобы эту смену произвести. Надо, дескать, подождать год-полтора, пока Медведев не сформирует собственный механизм управления, и тогда уже выходить на бой с открытым забралом. "В любом случае, - без тени сомнения провозглашали люди вроде экс-депутата Клинцевича, - участь обнаглевшего преступника, подмявшего под себя республику, предрешена".

И вот годовщина президентства Дмитрия Медведева. Поскольку сроки политической смерти Кадырова определялись приблизительно, можно, конечно, сказать, что у нынешнего российского президента есть в запасе время для того, чтобы произвести терминацию хоси-юртовского маргинала. Однако и на этом временном отрезке сложилась некая комбинация фигур политического процесса, позволяющая сделать определенные выводы.

Итак, каковы результаты напряженной работы нового хозяина Кремля на чеченском направлении? Прежде всего, Руслан Ямадаев – единственный кандидат, рассматривавшийся как возможная замена Кадырову, убит. Это обстоятельство, понятное дело, осложняет ситуацию, но неприязнь Медведева к Кадырову (если он и впрямь ее испытывал) не могла в связи с этим просто рассосаться, как доброкачественная опухоль! Т.е. с демонстрирующим вопиющее пренебрежение к закону, который Медведев взялся восстанавливать, путинским выдвиженцем все равно надо бы что-то делать.

Но нет, можем констатировать, что за "медведевский" год власть Кадырова в самой Чечне только укрепилась. Более того, ему удалось невозбранно раздвинуть пространство произвола и насилия почти до планетарных масштабов. Убийства в Европе, Турции, ОАЭ – это что-то вроде именной кадыровской печати на лбу "законника" Медведева: "Ты – никто". И изящный росчерк под брутальной надписью: "В. Путин".

Почти демонстративное пренебрежение к "наследнику" – есть вообще характернейшая черта нынешней чеченской власти. Очень вероятно, что антикадыровское лобби в свое время выдавало желаемое за действительное, и претензии со стороны Медведева в адрес Кадырова – не более, чем фантазии. Но, в конце концов, никто другой так ясно не очертил границы "пустого места", возникшего после выборов на месте Кремля, как Кадыров.

Вся лояльность – только Путину, вся низость верноподданнических лозунгов и лести – Путину, пресс-конференции в Грозном после поездок в Москву - о встречах с Путиным, Медведеву же – дежурные упоминания его имени в формализованных официальных заявлениях, Посторонние наблюдатели понимали: по простоте душевной Кадыров играет роль перста, указующего на отсутствие силы в кремлевских коридорах, из которых власть высосана без остатка. Но таковое простодушие должно было вызвать флуктуации (хотя бы обиды) в недрах кремлевского вакуума: "Как же так?! Этот нарушает все приличия, отказываясь следовать номинальной логике Табели о рангах".

Никаких обид, никакого недовольства. Как будто речь не об импровизации, но события строго следуют заранее написанному сценарию; как будто Кадырова снабдили специальной указкой, чтобы ни у кого не зародилось сомнений в том, кто именно управляет Россией. Означающее заложено в проект как постоянно действующая величина, а означаемое не вправе испытывать эмоции, поскольку с распорядком дня было ознакомлено заблаговременно.

"Медведевский" год обнажил и стилистическую несостоятельность обитателя лишившихся витальности кремлевских палат в приложении к Кавказу. Кадыров, конечно, страшен и нехорош. Однако в его кровавом активизме присутствует вторичность, зависимость и детерминированность. За ним все видимое пространство перекрывает большое зло, оно - императив и высшее оправдание крови.

Иногда кажется, что все кадыровские излишества – лошади, дорогие автомобили, разлетающиеся сотнями над головами гостей сотенные долларовые купюры – это крик отчаяния человека, ощущающего свою придуманность, и полную беззащитность перед лицом грозной и холодной силы, высшего правителя, которому достаточно изменить направление взгляда, чтобы от дерзкого джигита осталось мокрое место. Все преступления были придуманы и обоснованы до Кадырова - он идет по уже проложенным следам и, слюнявя карандаш, старательно обводит набросок, сделанный в ученической тетради жестоким наставником.

Мир не изменился ни на йоту, ни один листочек не колыхнулся за отчетный период. Небесный властитель по-прежнему восседает на своем высоком троне, наблюдая с бесстрастным любопытством естествоиспытателя за схваткой диких аборигенов. В присутствии этого наблюдателя Кадырову не суждено отступить хотя бы на миллиметр от уготованной ему участи. Где источник той воли, которая удерживает единство времени, места и действия для маленького любителя резвых лошадок? Уж точно не в Кремле.

В Чечне шутят, что если Путин хотя бы раз проснется на 15 минут позже, к моменту его пробуждения труп Кадырова уже начнет остывать. Этот свирепый анекдот переводит во внешний план суть кремлевского декаданса. Дмитрий Анатольевич Медведев может бодрствовать сутки напролет – на судьбе юноши из Хоси-Юрта это никак не отразится.

Иллюстрация взята с сайта prikol.i.ua.

(P)



ФОРУМ





ПОИСК
  

[расширенный]

 © 2000-2017 Prague Watchdog. При полном или частичном использовании материалов ссылка на Prague Watchdog обязательна (в интернете - гиперссылка). См. Републикация.
Мнения авторов могут не совпадать с мнением редакции сайта Prague Watchdog,
стремящейся показать широкий спектр взглядов на события на Северном Кавказе.
Реклама