ГЛАВНАЯ
 ·О НАС
 ·ВАКАНСИИ
 ·ГОСТЕВАЯ КНИГА
 ·КОНТАКТ
 ·НАШИ БАННЕРЫ
 ·РЕПУБЛИКАЦИЯ
 ·ФОРУМЫ
  НОВЫЙ PW
 ·РЕПОРТАЖ
 ·ИНТЕРВЬЮ
 ·ОБЗОР НЕДЕЛИ
 ·АНАЛИТИКА
 ·КОММЕНТАРИЙ
 ·АВТOРCКAЯ КOЛOНКA
 ·ЭССЕ
 ·ПОЛЕМИКА
 ·ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ
  ЧЕЧНЯ
 ·ОСНОВНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
 ·ОБЩЕСТВО
 ·КАРТЫ
 ·БИБЛИОГРАФИЯ
  ПРАВА ЧЕЛОВЕКА
 ·АТАКИ НА ПРАВОЗАЩИТНИКОВ
 ·СВЕДЕНИЯ
  ЛЮДИ И СРЕДА
 ·ЛЮДИ
 ·СРЕДА
  СМИ
 ·ДОСТУП СМИ
 ·ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА
  ПОЛИТИКА
 ·ЧЕЧНЯ
 ·РОССИЯ
 ·ЗАРУБЕЖНАЯ РЕАКЦИЯ
  О КОНФЛИКТЕ
 ·НОВОСТИ / ИТОГИ
 ·ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
 ·ЦИФРЫ
 ·ВОЕННОЕ ДЕЛО
  ЖУРНАЛ ЧОС
 ·О ЖУРНАЛЕ
 ·НОМЕРА
  БЛОГИ
  РАДИО СВОБОДА
 ·ЕЖЕДНЕВНЫЕ ПЕРЕДАЧИ
 ·О ПЕРЕДАЧАХ
  ССЫЛКИ

ССЫЛКИ

22 июля 2009 · Prague Watchdog / Усам Байсаев · ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ · ОТПРАВИТЬ ПО ЭЛ. ПОЧТЕ · ЯЗЫКОВЫЕ ВЕРСИИ: ENGLISH 

Герои не нашего времени

Усам Байсаев, правозащитный центр "Мемориал", специально для Prague Watchdog
Самашки, Чеченская Республика

Я помню этих трех женщин. Все они теперь мертвы, убиты...

Первой убили Малику Умажеву. Она была против того, чтобы Чечня отделялась от России. Ее жизненный опыт, образование были сформированы другим, по-своему счастливым миром, в котором не думали о размежевании и обособлении. Там народы жили одной дружной семьей.

В советские времена Малика имела, как тогда это называлось, активную гражданскую позицию. Ее двигали сначала по комсомольской, потом по партийной линии. Избиралась от Алхан-Калы в Грозненский районный Совет народных депутатов. Встретив в штыки дудаевскую революцию, Малика так никогда и не изменила своего отношения к тем, кто в эти лихие годы пришел к власти. Она называла их безответственными авантюристами, повинными в крови тысяч людей.

Но началась вторая война, и Малика Умажева оказалась фактически единственным человеком, кто нашел в себе силы встать на защиту жителей села. Сначала она, как это ни странно звучит, стала председателем неформальной организации – совета старейшин, в котором кроме нее все остальные были мужчинами. Затем главой администрации. Отчаявшиеся люди, чтобы хоть как-то оградить себя от произвола сотрудников силовых структур и бездействия прежних сельских начальников, избрали ее на эту должность на своем сходе. Она не просто вступала в переговоры с прибывшими на "зачистки" военными, но открыто требовала прекратить грабежи, препятствовала незаконным задержаниям, пыталась освободить похищенных. Когда ничего уже не помогало, убеждала людей открыто протестовать. Впереди всегда шла сама, поскольку гнать других на БТРы и взведенные, готовые к стрельбе автоматы, хоронясь за спинами, было совсем не в ее характере.

Ей стали угрожать, но не только "федералы" - чеченцы тоже. Потому что она не отличала российских военных от ставленников федеральной власти. Все они проходили у нее под общим именем "мучителей".

Малику Умажеву пытались скомпрометировать, грубо и неизобретательно. Начальник Генерального штаба российской армии генерал Анатолий Квашнин, похоже, не очень понимая, что он говорит, поведал журналистам, что во время "зачистки" в Алхан-Кале в доме Малики нашли - что бы вы думали? Ведро с золотом и бриллиантами. Сотрудники администрации президента России и некоторые его помощники не стесняясь растиражировали эту волшебную историю. Нравы тогда были не столь утонченными, как сейчас. От безумного сюжета люди, естественно, брезгливо отмахнулись.

А потом ее убили. В ночь с 29 на 30 ноября 2002 года неизвестные в масках ворвались в дом, где она жила с сыном и племянницами, вывели наружу и расстреляли. Убийцы приехали в село на бронетранспортерах, что означало тогда, что это были федеральные военнослужащие. Но смерть Малики не в меньшей степени и на совести чеченских чиновников, пошедших в услужение к оккупационным властям. Именно они выполняли черновую работу - писали на нее многочисленные кляузы, прилюдно шельмовали. В общем, как могли, приближали час расправы. За два месяца до гибели распоряжением руководителя района ее сместили с должности. Но она отстояла право возглавлять село и должна была вернуться к работе. Не успела. Ее убили на день раньше.

Зура Битиева из станицы Калиновская, напротив, являлась убежденной сторонницей независимости. Еще в первую войну дневала и ночевала на антивоенных митингах. За это в начале второй была арестована и отправлена в Чернокозово. Тогда еще не в "образцово-показательную", как сейчас, колонию, а концентрационный лагерь, в котором пытали и убивали почти без ограничений. Зуру продержали более месяца без предъявления обвинения. После освобождения она сначала лечилась, а когда пришла в себя, тут же взялась "за старое": снова митинги, которые сама организовывала и проводила, жалоба (одна из первых) на Россию в Европейский суд по правам человека. Ей угрожали, в том числе чеченцы – работники прокуратуры. Но она продолжала, не реагируя на угрозы, с удвоенной энергией делать то, что считала необходимым. Жители Наурского района знали, что у нее, а не в официальных кабинетах, они найдут и отклик, и помощь. К ней обращались, если похитили родственников, ей же сообщали об обнаружении трупов.

Последнее "преступление" Зуры Битиевой – обнародование информации о массовом захоронении возле села Капустино в феврале 2003 года. В могильнике, как выяснилось, находились тела людей, в разное время задержанных представителями российских силовых структур. Ей сразу же дали понять: еще один шаг в этом направлении - и пострадает семья. Она пренебрегла угрозами, и последствия не заставили себя ждать. Сыну и брату подбросили наркотики, завели уголовные дела. Но и это не остановило Зуру: вместо того чтобы тихо отойти в сторону, она обвинила милиционеров-чеченцев из линейного отдела на станции Червленная-Узловая в подлоге и даже пыталась доказать, что дело сфальсифицировано в суде.

Ее убили ночью вместе с мужем, братом и сыном. В живых преступники оставили лишь годовалого внука. Ребенка нашли лежащим на полу в луже крови. Ему, как взрослому, залепили скотчем рот и даже связали руки.

Наташа Эстемирова к политике относилась без всякого интереса. Для нее значение имели лишь те политические средства и инструменты, которые позволяли защищать права людей. Она не желала связывать будущее Чечни с какой-то одной политической моделью. По матери русская, по отцу чеченка, едва ли Наташа чувствовала себя вправе сделать выбор в пользу того или иного варианта. Ей просто хотелось, чтобы оба народа нашли, наконец, способ жить вместе и перестали убивать друг друга. Отделиться так отделиться, но договорившись всерьез и по-человечески, исчерпав взаимные обиды. Если же нет, не страшно – можно жить и вместе. Главное, чтобы государство это было демократическим, чтобы в нем права и свободы людей были реальными, а не фиктивными, назывными. Идеальное для правозащитника и учителя мироощущение. Она так и жила, ни в чем не изменяя своим взглядам, поступая ровно так, как считала правильным.

Мало кто знает, что Наташа Эстемирова начинала свою правозащитную деятельность еще во время осетино-ингушского конфликта. В первую войну ее персональным кошмаром стали фильтрационные пункты – концлагеря для чеченцев. В период между двумя войнами она сняла цикл передач на эту тему для республиканского телевидения. Наташа одна из первых пришла в "Мемориал" в 1999 году и фактически организовывала его работу в Чечне, когда для этого еще не было никаких условий. Ездила на "зачистки", к свалкам трупов, фотографировала, писала, собирала свидетельства, пробираясь в самые отдаленные уголки республики. Однажды в горах была захвачена и провела ночь в БТРе в окружении пьяных военных, осыпавших ее оскорблениями и угрозами. Мы, мужчины-мемориальцы, пользуясь тем, что женщинам проще было пройти через блокпосты, нещадно ее эксплуатировали. Сидели в офисах и набивали в компьютер то, что она добывала, рискуя жизнью.

И вот ее убили...

Быть патриотом не обязательно означает придерживаться тех или иных политических взглядов. Это состояние духа, нравственное здоровье. Можно не быть сторонником какой-то одной политической системы или, напротив, держаться определенных системы взглядов на общество и государство. Это просто не имеет значения. Важно не потерять любовь к людям, ценить человеческую жизнь, жить ощущением кровной связи с родной землей. Понятно, что никто не ожидает и не хочет смерти, но даже ее угроза не способна заставить человека изменить своей натуре. Ведь можно спокойно отсидеться, переждать и перетерпеть, сохранить жизнь и даже, как это сделали многие, обратить чужие невзгоды и горе в деньги.

Едва ли на нашем веку нам будет даровано счастье увидеть, как современники увековечивают память этих женщин, как называют их именами улицы. У нас сегодня другие "герои". По большей части те, кто вершат историю, шествуя по трупам.

Навсегда ли?.. Бывают времена, когда кажется, что будет только хуже…

Иллюстрация взята с сайта "Нахский журнал Тептар".

(P,M)



ФОРУМ





ПОИСК
  

[расширенный]

 © 2000-2017 Prague Watchdog. При полном или частичном использовании материалов ссылка на Prague Watchdog обязательна (в интернете - гиперссылка). См. Републикация.
Мнения авторов могут не совпадать с мнением редакции сайта Prague Watchdog,
стремящейся показать широкий спектр взглядов на события на Северном Кавказе.
Реклама