ГЛАВНАЯ
 ·О НАС
 ·ВАКАНСИИ
 ·ГОСТЕВАЯ КНИГА
 ·КОНТАКТ
 ·НАШИ БАННЕРЫ
 ·РЕПУБЛИКАЦИЯ
 ·ФОРУМЫ
  НОВЫЙ PW
 ·РЕПОРТАЖ
 ·ИНТЕРВЬЮ
 ·ОБЗОР НЕДЕЛИ
 ·АНАЛИТИКА
 ·КОММЕНТАРИЙ
 ·АВТOРCКAЯ КOЛOНКA
 ·ЭССЕ
 ·ПОЛЕМИКА
 ·ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ
  ЧЕЧНЯ
 ·ОСНОВНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
 ·ОБЩЕСТВО
 ·КАРТЫ
 ·БИБЛИОГРАФИЯ
  ПРАВА ЧЕЛОВЕКА
 ·АТАКИ НА ПРАВОЗАЩИТНИКОВ
 ·СВЕДЕНИЯ
  ЛЮДИ И СРЕДА
 ·ЛЮДИ
 ·СРЕДА
  СМИ
 ·ДОСТУП СМИ
 ·ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА
  ПОЛИТИКА
 ·ЧЕЧНЯ
 ·РОССИЯ
 ·ЗАРУБЕЖНАЯ РЕАКЦИЯ
  О КОНФЛИКТЕ
 ·НОВОСТИ / ИТОГИ
 ·ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
 ·ЦИФРЫ
 ·ВОЕННОЕ ДЕЛО
  ЖУРНАЛ ЧОС
 ·О ЖУРНАЛЕ
 ·НОМЕРА
  БЛОГИ
  РАДИО СВОБОДА
 ·ЕЖЕДНЕВНЫЕ ПЕРЕДАЧИ
 ·О ПЕРЕДАЧАХ
  ССЫЛКИ

ССЫЛКИ

25 февраля 2008 · Prague Watchdog / Умалт Чадаев · ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ · ОТПРАВИТЬ ПО ЭЛ. ПОЧТЕ · ЯЗЫКОВЫЕ ВЕРСИИ: ENGLISH 

Депортация 1944-го: как это было

Умалт Чадаев, специально для Prague Watchdog

23-го февраля текущего года исполнилось 64 года со дня массовой депортации чеченцев и ингушей в Казахстан и Среднюю Азию. Буквально в считанные дни около полумиллиона человек, большую часть которых составляли женщины, дети и старики, были погружены в железнодорожные эшелоны и отправлены в неизвестность.

До сих пор, несмотря на прошедшие за последние годы две жесточайшие военные кампании на территории Чеченской Республики, унесшие жизни десятков тысяч мирных жителей, очевидцы тех времен вспоминают "сталинскую депортацию" как одну из самых ужасных трагедий в своей жизни. Долгих 13 лет проведенных в степях Казахстана и Средней Азии, по мнению людей, изменили очень многое.

"Чеченцев, как впрочем, и целый ряд народов Северного Кавказа, не только депортировали с Родины предков, но и пытались лишить исторической памяти. Мне рассказывали, что после 23-го февраля в городе Грозном несколько дней сжигали старинные чеченские тептары (рукописи). В горах взрывали многовековые башни, только в Аргунском ущелье (юг Чечни), их было уничтожено около 300. Сравнивались с землей наши родовые кладбища, а надмогильные чурты (памятники) использовались для строительства различных зданий и дорог", - говорит преподаватель Чеченского Государственного университета Шарани Джамбеков.

"23 февраля – одна из самых трагических дат в истории чеченского народа, о которой будут помнить и наши потомки и потомки их потомков, потому что это коснулось каждого чеченца. Ведь более половины наших соотечественников так навсегда и остались в безымянных могилах на пути в Казахстан, Киргизию и Среднюю Азию, и непосредственно уже там", - сказал он.

"Примерно за месяц до выселения в горные села пришли советские солдаты. Говорили, что войска готовятся к каким-то крупным учениям. Но смутные сомнения у людей были, потому что уже были слухи о том, что калмыки и карачаевцы были выселены, "в Сибирь", как тогда говорили. Но никто не хотел верить этому и тому, что с нами могут поступить также", - рассказывает 78-летний житель города Грозного Салавди Хаджиев. "Мы тогда жили в Веденском районе Чечено-Ингушетии".

"Утром 23-го февраля всех взрослых мужчин созвали на какое-то собрание в центр села. Там они были окружены солдатами, после чего зачитали указ о том, что чеченцев выселяют, а потом приказали немедленно готовить семьи в дорогу. В каждый дом заходили солдаты и давали 20 минут на сборы. Говорили, чтобы брали еду на три дня, теплые вещи, и больше ничего не объясняли. Я тогда был еще подростком, но до сих пор у меня в ушах стоят крики и плач наших женщин. Это было ужасно. Сколько людей умерло в пути от голода и холода, сколько скончалось уже на месте, точно никто, наверное, не знает. Их были многие тысячи".

"Женщин, детей, стариков, мужчин из разных семей загоняли в один вагон. Никаких туалетов не было. В углу вагона мужчины вырубали отверстие, которое завешивалось одеялом и простыней. Такой вот был туалет. Но многие, особенно молодые девушки, стеснялись при людях ходить в эту "уборную". Они умирали от разрыва мочевого пузыря. В нашем вагоне умерла 14-летняя девушка – подросток. В других вагонах и эшелонах тоже было немало таких случаев. 23 февраля 1944-го года и последующие дни, этот путь в никуда, были самым страшным потрясением в моей жизни. Теперь, после двух прошедших здесь войн, я понимаю, что есть вещи похуже и пострашнее тех, что мне тогда привелось пережить", - утверждает 75-летняя уроженка Итум-Калинского района республики Неписат Акаева.

"Мне рассказывал мой отец, что когда эшелон с чеченцами прибыл на одну из железнодорожных станций в Актюбинской области Казахстана, то люди пытались выяснить, куда они попали. Там стояло много казахов, которых специально прислали с санями запряженными лошадьми, чтобы везти депортированных к местах их размещения. Так вот, один из чеченцев, работавший раньше преподавателем в школе, знал несколько языков и решил поговорить с казахами. Заговорил с ними на русском – те молчат, сказал несколько слов по чеченски – не понимают, еще на каком-то языке спросил – в ответ молчание. Тогда он повернулся к своим землякам и сказал: "Нас, наверное, привезли в Монголию. Они ни одного языка, кроме своего, не знают", - рассказывает другой житель Чечни, 48-летний Аюб Исханов.

"Конечно, отношение к чеченцам в то время было разное. Было много подлости и коварства, но было и немало случаев благородства. Например, мой дед, который в 44-м году воевал на фронте, в 45-ом был вынужден (как впрочем и все фронтовики – чеченцы) поехать в Казахстан. Несколько лет он безуспешно пытался узнать о судьбе своих братьев и сестер, которых у него до 1944-го года было девять. В конце-концов выяснилось, что в живых осталась только одна сестра, которая вместе с двумя своими маленькими сыновьями жила где-то в колхозе под Алма-Атой. А дед наш в то время жил в Гурьевской области", - рассказал корреспонденту Prague Watchdog 30-летний житель Чечни Шамхан.

"Он решил туда поехать и перевезти сестру и племянников к себе. К тому же он узнал, что его сестра тяжело больна тифом. На свой страх и риск он поехал в Алма-Ату, прячась на крышах железнодорожных вагонов - ведь в то время чеченцам запрещалось покидать место поселения. За это судили и отправляли в колонии на 15-25 лет. Где-то под Алма-Атой его все же задержали и доставили в комендатуру. И там комендант, украинец по национальности, сам фронтовик, узнав, что мой дед - чеченец, что он воевал и едет за сестрой, отпустил его. Более того, дал какой-то пропуск, чтобы его не задерживали. Дед постоянно с благодарностью вспоминал этого человека. Сестру с племянниками он нашел и забрал к себе".

"А вот в одном из других районов Казахстана, не помню теперь точно, где это было, был другой комендант, который следил за "спецконтингентом". Так вот, он не разрешал чеченцам не то что выезжать за пределы района, но и из того аула, где они жили. И там рядом были два села, которые разделяла речка. В одном из них жили несколько десятков семей чеченцев. А кладбище было только на окраине другого аула, где жили только казахи. И когда умирал чеченец, то комендант не разрешал им переходить реку, чтобы похоронить тела на кладбище. Чеченцы на носилках несли умершего до середины реки, куда с той стороны приходили казахи. Они забирали труп и уже сами хоронили его на своем кладбище. Такие вот были тогда "порядки", – рассказывает собеседник.

"Хотя, надо признаться, что если то что было здесь во время последних двух военных кампаний, сравнить с тем что происходило при депортации, на мой взгляд, можно сказать, тогда (в 1944-ом году), были только "цветочки". Тогда хоть не было массированных бомбежек сел, массовых похищений людей, зверских пыток над задержанными, торговли трупами убитых и заложниками. Хотя и депортация 1944-го года, и военные действия в 94-96-ом годах, и начавшаяся в 1999-ом "контртеррористическая операция", как я считаю, были и есть акты геноцида", - убежден Шамхан.

Ровно 64 года назад, 23-го февраля 1944-го года по распоряжению кремлевского руководства была произведена массовая депортация чеченцев и ингушей в другие регионы Советского Союза, в основном Казахстан и Киргизию. Масштабной операцией под кодовым названием "Чечевица" руководил лично Лаврентий Берия, нарком Внутренних дел СССР. Всего за несколько дней, согласно архивным данным, из существовавшей на тот момент Чечено-Ингушской Автономной Советской Социалистической Республики (ЧИ АССР) было выселено 478 479 человек, в том числе 387 229 чеченцев и 91 250 ингушей. По различным данным, около половины чеченцев и ингушей умерли в первые годы выселения из-за голода, холода и болезней.

В 2004-ом году Европейский парламент признал депортацию чеченцев 1944-го года актом геноцида. Каких-либо реальных шагов со стороны кремлевского руководства, которые реально были бы направлены на реабилитацию репрессированных народов, несмотря на то, что еще в ноябре 1989 года в СССР был принят соответствующий закон, так до сих пор и нет. В качестве "компенсации" за выселение, чеченцам (как жертвам депортации, так и их детям,, родившимся до 1957-го года, когда чеченцам разрешили вернуться на свою историческую Родину), предполагается выплачивать по десять тысяч рублей (порядка 400 долларов) на семью. В Чечне считают это очередным издевательством и глумлением над памятью народа, и подавляющее большинство людей не намерены брать у государства эти мизерные суммы.

(T)

  ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ:
 · 
 · 



ФОРУМ





ПОИСК
  

[расширенный]

 © 2000-2018 Prague Watchdog. При полном или частичном использовании материалов ссылка на Prague Watchdog обязательна (в интернете - гиперссылка). См. Републикация.
Мнения авторов могут не совпадать с мнением редакции сайта Prague Watchdog,
стремящейся показать широкий спектр взглядов на события на Северном Кавказе.
Реклама