ГЛАВНАЯ
 ·О НАС
 ·ВАКАНСИИ
 ·ГОСТЕВАЯ КНИГА
 ·КОНТАКТ
 ·НАШИ БАННЕРЫ
 ·РЕПУБЛИКАЦИЯ
 ·ФОРУМЫ
  НОВЫЙ PW
 ·РЕПОРТАЖ
 ·ИНТЕРВЬЮ
 ·ОБЗОР НЕДЕЛИ
 ·АНАЛИТИКА
 ·КОММЕНТАРИЙ
 ·АВТOРCКAЯ КOЛOНКA
 ·ЭССЕ
 ·ПОЛЕМИКА
 ·ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ
  ЧЕЧНЯ
 ·ОСНОВНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
 ·ОБЩЕСТВО
 ·КАРТЫ
 ·БИБЛИОГРАФИЯ
  ПРАВА ЧЕЛОВЕКА
 ·АТАКИ НА ПРАВОЗАЩИТНИКОВ
 ·СВЕДЕНИЯ
  ЛЮДИ И СРЕДА
 ·ЛЮДИ
 ·СРЕДА
  СМИ
 ·ДОСТУП СМИ
 ·ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА
  ПОЛИТИКА
 ·ЧЕЧНЯ
 ·РОССИЯ
 ·ЗАРУБЕЖНАЯ РЕАКЦИЯ
  О КОНФЛИКТЕ
 ·НОВОСТИ / ИТОГИ
 ·ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
 ·ЦИФРЫ
 ·ВОЕННОЕ ДЕЛО
  ЖУРНАЛ ЧОС
 ·О ЖУРНАЛЕ
 ·НОМЕРА
  БЛОГИ
  РАДИО СВОБОДА
 ·ЕЖЕДНЕВНЫЕ ПЕРЕДАЧИ
 ·О ПЕРЕДАЧАХ
  ССЫЛКИ

ССЫЛКИ

18 апреля 2009 · Prague Watchdog · ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ · ОТПРАВИТЬ ПО ЭЛ. ПОЧТЕ · ЯЗЫКОВЫЕ ВЕРСИИ: ENGLISH 

Все, что сегодня происходит, – мираж (интервью с моджахедом)

В связи с отменой КТО становится еще более актуальным вопрос о боеспособности, численности, стратегии и тактике, идеологии вооруженного подполья в Чечне. Чеченское руководство утверждает, что оно в состоянии, опираясь лишь на собственные силы, поддерживать внутренний порядок в республике. Никакие дополнительные федеральные подразделения, на которые раньше ложился основной груз ответственности за борьбу с вооруженным подпольем, ему не требуются.

Если дела и впрямь обстоят подобным образом, значит ли это, что сопротивление представляет собой немногочисленную маргинальную секту религиозных фанатиков, действующих вопреки воле большинства населения, как утверждают российские власти? Или же Рамзану Кадырову, как в свое время большевикам, просто удалось сформировать эффективный репрессивный аппарат, который способен держать целый народ в страхе? Публикуемое ниже интервью едва ли дает ответы на все эти вопросы, однако оно представляет точку зрения членов подполья на сложившуюся ситуацию.

Вначале два слова об истории материала. Герой интервью сам связался с нашим корреспондентом по телефону. Абдул-Малик - так его зовут - не рядовой моджахед, он – один из командиров Веденского джамаата. В конце марта группа Абдул-Малика расстреляла сотрудника РУВД в одном из сел Веденского района. Об этом эпизоде, в частности, идет речь в начале интервью.

В рассказе моджахеда немало моментов, которые можно назвать небезусловными. Так, утверждение, что весь народ тайно симпатизирует вооруженному подполью, вызывает естественное сомнение. Очевидно, что среди сторонников Рамзана Кадырова есть люди искренние, поддерживающие власть в силу собственных убеждений, а не за деньги или из-за страха. Понятно, что никакой статистики здесь быть не может - подсчитать, какая часть населения готова отдать свои предпочтения вооруженному сопротивлению, а какая – власти, сегодня не в состоянии никто, поскольку чеченцы лишены всякой возможности открыто говорить о своих политических взглядах.

Но было бы логично предположить, что моджахеды действуют, пользуясь поддержкой (возможно, весьма значительной) нескольких категорий населения: во-первых, тех, кто выступает за установление на территории Северного Кавказа шариатского государства (Имарат Кавказ), провозглашенного руководством подполья; во-вторых, гораздо более многочисленной группы, отвергающей цели, обозначенные Доккой Умаровым, но вместе с тем не желающей мириться с кадыровской диктатурой.

Обращает на себя внимание крайне важный, на наш взгляд, момент интервью, когда Абдул-Малик рассказывает о том, как активно действует против моджахедов кадыровская милиция. Она ведет поиск своих врагов денно и нощно, не уклоняясь от столкновений. Как нам кажется, так образ кадыровца еще никто не описывал.

Это означает лишь, что милиционеры, так же как и моджахеды, поставили себя на грань жизни и смерти. По логике Абдул-Малика, которую он распространяет только на своих соратников, человек, готовый умереть, не может прельститься деньгами или иными благами земного существования. Он участвует в бою, отстаивая собственную веру, тот порядок, за который готов положить жизнь. Но это же утверждение вполне справедливо и в отношении сотрудников милиции. Таким образом можно предположить, что в сегодняшнем противостоянии с разных сторон участвуют люди, одинаково убежденные в необходимости защищать свою правду ценой жизни.

Интервью дается в переводе с чеченского языка.

Редакция

 

Prague Watchdog: Вы считаете нормальным то, что чеченцы убивают чеченцев?

Абдул-Малик: Мы очень не хотели такой войны и поначалу всячески ее избегали. Но русские именно кадыровцев бросают на передний фланг и ставят в засады против нас. Кадыровцы и сами всеми силами пытаются выслужиться перед русскими. Убитого я лично предупреждал. Но он не внял, а наоборот активизировался, стрелял по нам. Его родственник – здесь, с нами. И он рассказывает, что этот сотрудник чуть ли не гордился тем, что добывал себе средства на жизнь, воюя с боевиками в лесу.

Нам некуда было деваться. И мы начали войну с ними. Почему? На поле боя против нас – чеченец. Он в русской форме. То есть такой же русский, только по национальности чеченец, но он враг для нас. В русской форме, с русским оружием в руках пошел против своего народа, своей религии. Поэтому воевать с ним – наша обязанность и по обычаям, и по вере. Только так их можно остановить. Еще раз говорю, мы все время предупреждаем их, призываем оставить эту работу.

Год назад я лично просил этого человека уволиться из милиции. А он прислал ответ: "Попробуйте меня уволить!" Вот поэтому Аллах нашими руками лишил его жизни. Издалека это трудно понять. Мы здесь на месте все хорошо видим. Эти люди преследуют нас днем и ночью, неотрывно. Поэтому и мы проводим свои операции против них. Вынужденно. Они воюют с нами наравне с русскими, их оружием, на их технике. Нам приходится отвечать. Кто воюет – тот хорошо понимает это.

Хотел бы сказать, мы не нарушили ничего, что связано с традициями чеченского народа, требованиями ислама. Мы крепко стоим на этом. Нарушили они.

PW: Но вы же его убили не на поле боя, а увели из дома и расстреляли. Разве это согласуется с шариатом?

А.-М.: Сегодня тот, кто с оружием в руках защищает русскую власть и стреляет по нам, – их можно убивать. Из этого мы исходим. Он много стрелял по нашим, я это точно знаю. Но и в этих условиях мы по-прежнему заявляем, что не станем трогать ни одного, кто бросит эту работу и останется дома. Но они продолжают воевать с нами, и даже более остервенело, чем сами русские. Это они не дают остановить войну. Без них война прекратилась бы.

PW: Дома боевиков сжигают, родственников преследуют. Как это влияет на ваших людей?

А.-М.: Уже второй год они днем и ночью преследуют наших родственников. Мы их родственников никак не трогаем, только их самих. Мы стремимся к справедливости и в возмездии. Все, что мы делаем, согласовано с религией. А они сжигают дома, наказывают наших сестер, матерей, братьев. Так они стремятся воздействовать на нас, ослабить наши сердца. Но мы знали, на что идем. Они делают против нас все, что могут. Они хотят уничтожить наш дух. Но мы волей Аллаха будем стоять на пути ислама. Укрепим и расширим ислам. Мы в это верим.

PW: Многие мирные жители довольны тем, что делают власти: строят дома, возвели крупнейшую в Европе мечеть, улучшают жизнь людей. Вы не видите изменений к лучшему?

А.-М.: Кадыров то привезет в Чечню Тайсона, то Майкла Джексона. Затем артистов, арабов каких-то. Зачем? Он ведет политику кнута и пряника. Бить, бить, бить человека, затем бросить ему кусок хлеба. Он считает, что так надо обходиться с людьми, но все это до поры до времени. Клянусь, даже намаз, который они сегодня разрешают делать, завтра запретят. Ведь сегодня никто в Чечне не может следовать пути Пророка. Молодые люди жалуются нам, что их дома притесняют, не дают в мечети ходить. Забирают прямо из мечетей. А все остальное – для показухи, за этим ничего нет... Если бы они реально поддерживали ислам, мы разве были бы против? Нет, конечно.

И показуха эта за счет нашей нефти. Республика не получает и 10 процентов от нефтяных доходов. Так почему мы клюем на эти приманки? Всю нефть вывозят и бросают подачки. И при этом говорят: "Россия нас кормит". Не кормит. Если бы сегодня не было муджахидов, нас снова могли бы выслать, как в 44-м году. Мы должны помнить об этом. Это же они мучили наших отцов, теперь нас мучают. Так что все, что делает Кадыров, – это лицемерие. Просто в их руках – информация, телевидение. И они могут обмануть людей. А наши люди очень верят тому, что им говорят с экрана. В Чечне практически не осталось тех, кто может открыто говорить правду. Все под пятой власти. Даже религия толкуется так, как нужно власти.

Имей мы независимое государство, мы за счет нашей нефти прекрасно жили бы. Вот мы и вышли на путь борьбы - чтобы было наше государство, чтобы мусульмане спокойно жили. Все, что сегодня происходит, - мираж. И он пройдет. Аллах испытывает мусульман.

PW: Но ведь многие поддерживают власть. Вы утверждаете, что боретесь за счастье народа. Народ славит Кадырова. Может быть, вы сами не заметили, как отошли от народа и потеряли с ним связь окончательно?

А.-М.: Я могу хадис привести. Сын Али шел в Ирак. Он спросил встречных: "Что там происходит?" Ему ответили: "Все жители Ирака сердцами с тобой, но мечи их направлены против тебя". Что это означает? Жители Чечни сердцами с нами. Каждый из них нам об этом говорит. Они любят нас, но в сердце своем. Если они скажут об этом открыто, их будут преследовать. Все они под жесточайшим гнетом. Чуть голову поднял, тебя ломают. Вот и боятся. У них же нет оружия, они – мирные люди. Что они могут сделать? Им приходится молчать. Я их не виню, потому что понимаю. Я здесь живу и все вижу. Народ угнетен, как во времена Сталина. Ничего нельзя сказать открыто. А на самом деле, люди нас уважают и поддерживают. Если бы это было не так, к нам так много народа не приходило бы. А они идут толпами. Они видят несправедливость власти и идут к нам. Но если кто-нибудь из них молвит за нас слово, он завтра же окажется в подвале в Хоси-Юрте, и его будут пытать.

PW: Кто воюет сегодня? Что это за люди, сколько их – возраст, социальное положение, образование? Каков портрет моджахеда?

А.-М.: Могу сказать о себе. Я приехал 2 года назад из Австрии. Жил там хорошо, ни в чем не нуждался. Но бросил все и вернулся, когда многое понял. Боевиков – пусть люди и не верят в это – очень много. Они искренне верят в Аллаха. А разговоры, что они вышли на этот путь в поисках каких-то денег – ложь. Разве деньги зарабатывают смертью? Зачем мне деньги, если я сегодня же могу умереть? Перед Аллахом мне деньги не помогут. Помогут только мои дела.

Если бы я хотел заработать денег, то искал бы их в другом месте. Мир ведь большой, жить можно везде. Но мы не эту жизнь ищем. Мы ищем благословения Аллаха на том свете. Мы хотим укрепить ислам. То, что мы сделали сегодня, завтра нам поможет. Почему? Если мы сегодня победим, мусульмане станут свободными. Они смогут свободно исповедовать свою веру. Каждый человек будет иметь все данные ему Аллахом права. А умрем на этом пути, Аллах даст нам рай. Мы в это верим. ИншаАллах! У кого социальные и экономические проблемы, к нам не придет. Он подастся к мунафикам. И там найдет способ решить свои вопросы. Мы же ищем выгоды от Аллаха. И мы ее, даст Аллах, найдем. Аллах каждому дает то, что он ищет.

Аллах сказал, что каждый на Его пути не останется без пользы - либо он победит, либо получит рай после смерти. У нас есть этот выбор. Если мы победим, будем открытыми для мусульман. Мы не будем преступными для них. Если среди нас объявится преступник, мы в силах его остановить. И другим не дадим совершать зло. Будем за справедливость. Многое сейчас очистилось в сравнении с первой войной. И продолжает очищаться. Ведь мы каждый миг стоим перед смертью.

О составе скажу так: среди нас – молодые и пожилые, есть врачи, строители, выпускники институтов и университетов. У нас есть программа изучения ислама и международной обстановки. Мы хорошо знаем, чего хотим. Мне – 30 лет. Самое время жить. Но это лучшее время жизни я посвятил исламу и укреплению Слова Аллаха. И Аллах не оставит меня! Я верю в это!

Фотография взята с сайта islam.com.ua (Форум).

(P/T)



ФОРУМ





ПОИСК
  

[расширенный]

 © 2000-2017 Prague Watchdog. При полном или частичном использовании материалов ссылка на Prague Watchdog обязательна (в интернете - гиперссылка). См. Републикация.
Мнения авторов могут не совпадать с мнением редакции сайта Prague Watchdog,
стремящейся показать широкий спектр взглядов на события на Северном Кавказе.
Реклама