ГЛАВНАЯ
 ·О НАС
 ·ВАКАНСИИ
 ·ГОСТЕВАЯ КНИГА
 ·КОНТАКТ
 ·НАШИ БАННЕРЫ
 ·РЕПУБЛИКАЦИЯ
 ·ФОРУМЫ
  НОВЫЙ PW
 ·РЕПОРТАЖ
 ·ИНТЕРВЬЮ
 ·ОБЗОР НЕДЕЛИ
 ·АНАЛИТИКА
 ·КОММЕНТАРИЙ
 ·АВТOРCКAЯ КOЛOНКA
 ·ЭССЕ
 ·ПОЛЕМИКА
 ·ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ
  ЧЕЧНЯ
 ·ОСНОВНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
 ·ОБЩЕСТВО
 ·КАРТЫ
 ·БИБЛИОГРАФИЯ
  ПРАВА ЧЕЛОВЕКА
 ·АТАКИ НА ПРАВОЗАЩИТНИКОВ
 ·СВЕДЕНИЯ
  ЛЮДИ И СРЕДА
 ·ЛЮДИ
 ·СРЕДА
  СМИ
 ·ДОСТУП СМИ
 ·ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА
  ПОЛИТИКА
 ·ЧЕЧНЯ
 ·РОССИЯ
 ·ЗАРУБЕЖНАЯ РЕАКЦИЯ
  О КОНФЛИКТЕ
 ·НОВОСТИ / ИТОГИ
 ·ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
 ·ЦИФРЫ
 ·ВОЕННОЕ ДЕЛО
  ЖУРНАЛ ЧОС
 ·О ЖУРНАЛЕ
 ·НОМЕРА
  БЛОГИ
  РАДИО СВОБОДА
 ·ЕЖЕДНЕВНЫЕ ПЕРЕДАЧИ
 ·О ПЕРЕДАЧАХ
  ССЫЛКИ

ССЫЛКИ

5 сентября 2008 · Prague Watchdog / Усам Байсаев · ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ · ОТПРАВИТЬ ПО ЭЛ. ПОЧТЕ · ЯЗЫКОВЫЕ ВЕРСИИ: ENGLISH 

Реальная политика как матрица современного фашизма

Ответ на полемическую статью Сергея Маркедонова «Не торопитесь с развалом России, господа!».

Усам Байсаев, специально для Prague Watchdog

Надо быть почти мазохистом, чтобы читать или смотреть все то, что пишется и показывается про нас, чеченцев. Узнаешь иногда такое, о чем даже не догадываешься. На канале РЕН ТВ, например, на днях повторили передачу, в которой вполне серьезно говорилось, что многие чеченские невесты узнают имя жениха только после приезда в свадебном кортеже к нему в дом. Надо же, а мы и не знали. Нам всегда казалось, что наши девушки, вопреки исламским законам, слишком свободны в выборе спутника жизни. И не только в этом, во многом другом тоже.

Но это так, к слову, как констатация очевидного: те, кто берется говорить о таком сложном регионе, как Кавказ, мало себе представляют, что это на самом деле такое. В лучшем случае схватывают что-то с поверхности: так называемое похищение невест, например, представляемое как дикость и насилие над женщинами; кровную месть или что-то другое, но тоже "неприятное, варварское", "бр-р-р" и все такое прочее. Попытаться же узнать внутреннее содержание образа жизни, отличного от их собственного, на это не хватает ни времени, ни, возможно, денег. На командировочных, часть которых неплохо бы и семье оставить, однако, не экономят.

Все, что сказано выше, в равной степени относится и к экспертам, рассуждающим о политической составляющей жизни кавказских народов. Их выводы, не опирающиеся на знание местных обычаев и традиций, не глубоки, корявы и, если не хромают на обе ноги, то на одну уж точно. Нехватку фактов, полевых, так сказать, исследований они с лихвой восполняют собственными домыслами. Многократно повторяемые, те превращаются в итоге в доводы и, смотришь, высосанные из пальца мифы, начинают свое победное шествие по страницам газет и журналов, повторяются с экранов телеэкспертами (в этом месте чуть не написал телезвездами, что было бы, если откровенно, и не такой уж большой ошибкой!).

Таким домыслом, превратившимся в истину в последней инстанции, в некую политологическую священную корову, является утверждение о клановом характере строения чеченского общества или, совсем уж из последнего, о якобы буйно расцветшем у нас "системном сепаратизме". Впрочем, опровергать мифы не собираюсь, Бог с ними! Хочу очень коротко ответить Сергею Маркедонову, который грозным, металлическим окриком: "Не торопитесь с развалом России, господа!",- попытался поставить на место своего тезку Сергея Глигашвили.

Правда, по многим позициям, высказанным в этой отповеди, и спорить незачем. Настолько банальные в ней повторяются вещи. Особенно о Западе и его "потакании" "имперским устремлениям России", если, конечно, это не идет вразрез с интересами самого Запада. Все правильно, в том числе и по этой причине у российской военщины были развязаны руки, потому и стали возможны дичайшие преступления на Северном Кавказе. Кто этого не знает? Да все знают. Стоит поднять, например, доклады Правозащитного центра "Мемориал", написанные в разные периоды второй кампании в Чечне, и можно увидеть, что эта мысль там основная.

Скажу даже больше: обличая Запад в беспринципности, не стоит ограничиваться узкими рамками второй половины XX века. Можно вспомнить историю с черкесской Конституцией времен большой Кавказской войны и попытку имама Шамиля скоординировать свои действия с Англией, Францией и Турцией, "сцепившимися" с Россией в Крыму. Нелишне будет упомянуть и трагическую историю непризнания западными странами независимости кавказских горцев в годы гражданской войны. Как эксперту, Сергею Маркедонову должна быть известна переписка представителя Великобритании на Кавказе Вардропа с лордом Керзоном. 3 января 1920 года он телеграфировал в Лондон: "Исходя из наших интересов, представляется необходимым признать существование де-факто Дагестана, как Армении, Азербайджана и Грузии, и обещать поддержку их будущим требованиям о его самоопределении".

Получив в ответ депешу, что правительство не предполагает действовать согласно его предложению, в начале февраля того же года он с отчаянием пишет: "Решение правительства Его Величества не помогать Республике Северного Кавказа при создавшихся в данный момент обстоятельствах является равносильным заявлению о том, что правительство Его Величества с безразличием относится к распространению большевизма в этом районе. +Я смею утверждать, что весь Кавказ будет подвергаться опасности, если это произойдет, и, лишившись нашей поддержки, горцы должны будут принять большевизм+ Дагестан - это ключ к Кавказу, а контроль над Дагестаном означает контроль над Кавказом, и это не отдельная сторона дела, а неотъемлемая часть кавказской проблемы. Было бы неблагоразумно, по моему мнению, надеяться, что события будут топтаться на месте и дадут нам другую такую возможность. +Если Дагестан будет оставлен под контролем России и большевизм не будет уничтожен, существование трех закавказских государств будет поставлено под угрозу".

Для тех, кто не знает, уточню: под Дагестаном имелся в виду Северокавказский эмират, пришедший на смену демократической и враждебно настроенной к большевикам Горской Республике, разгромленной вооруженными все той же Великобританией деникинцами. Возглавил же это теократическое образование Узун-Хаджи. К началу описываемого года его войска очистили от белогвардейцев всю предгорную часть современных Ингушетии, Чечни и Дагестана, к марту выбили их из Грозного и действовали успешно во многих районах Осетии и Кабарды. Столица эмирата, кстати, располагалась в известном для многих теперь уже чеченском селе Ведено.

В дальнейшем события стали развиваться по Вардропу: ядом, обманом и силой большевики ликвидировали эмират, а затем поработили Закавказье. Запад в лице Великобритании с ее союзниками, не захотевший признать независимость горцев, исходя из своих собственных интересов, в итоге потерял контроль над всем регионом, а не только над северной его частью.

Я лично не уверен, что в какой-то мере Европа и США не сдадут сегодня и Грузию. И ничего с этим не поделаешь, такова она политика и таковы нравы политиков: на первом месте для них интересы, а принципы - уже потом. Очень часто они путают национальные интересы с интересами собственными. Примеры этому всем известны, зачем повторяться?...

Но вернусь к Сергею Маркедонову. Из каждой его строчки сквозит характерное для современной России завистливое презрение к Америке и к остальному Западному миру. Чего стоит только фраза: "поклонникам бигмаков". А поклонниками чего являются тогда россияне, и неужели это "чего" так уж лучше не "отшибающих", по крайней мере, мозги двух кусков хлеба, между которыми вложены в разных комбинациях мясо, сыр и овощи?.. В искренность негодования автора я бы, наверное, поверил, если бы не видел его за рубежами любимой родины. Ему там определенно нравилось, хотя и были мы всего-навсего на периферии этого самого "чертового" Евросоюза.

Смею предположить, что нелюбовь эта проистекает из понимания того, что Запад сильнее России и что при желании он, чего доброго, может и развалить ее. Пишет же Сергей Маркедонов: "распад ядерной державы на отдельные куски не входит в планы США, как не входил и распад СССР". "Ослабление - да, но не полный развал", - добавляет он и, благосклонно посоветовав: "учите матчасть!",- повторяет давно всем известные истины про признание и непризнание государств и про мотивы, которые лежат в основе тех или иных решений. Выбор здесь, конечно же, невелик - либо национальные интересы, либо безопасность. Или то, что ими всего лишь объявляется. Впрочем, чуть выше я говорил, что не хочу распространяться на этот счет. Столько примеров можно привести, что никакой статьи не хватит. И не только из практики деятельности забугорных политиков, но и российских, доморощенных, так сказать. В том числе и тех, кто, между прочим, еще во власти.

Но мне интересно другое: автор утверждает, что говорить о "международном праве после распада СССР, СФРЮ, краха ялтинско-потсдамской системы просто неприлично в приличном экспертном обществе". Но говорили же! Применительно к ситуации вокруг Чечни и ее стремления к независимости не только говорили, временами кричали. Западные страны всегда признавали целостность России, никогда не ставили ее под сомнение, и даже вопиющие нарушения прав человека в регионе, что, согласно тому же международному праву, не могут считаться внутренним делом государства, не могли их сдвинуть с этой железобетонной позиции. Принцип самоопределения народов в отношении Чечни не сработал. И не мог сработать, потому что на карту были поставлены энергетические и прочие ресурсы огромной страны, ее ядерный потенциал, который, в случае нежелательного развития ситуации, мог бы и по земному шарику распылиться и, с большой долей вероятности, оказаться не в тех руках.

Поэтому, мне кажется, не стоит Сергею Маркедонову раскидываться инвективами - Запад, действительно, не заинтересован в распаде России. Все сомнения на этот счет он смело может отбросить в сторону. Если и есть серьезная какая-то опасность, то она для великой страны в ней самой.

Посмотрим лет на сто назад и вспомним, какой была тогда Россия. И что с ней стало? Может, развалили? Да нет, распалась сама. Ни один "злыдень бигмаковский" (их в то время еще не придумали) не смог бы создать таких внутренних условий для революции, сколько их создала тогдашняя российская власть. Развал страны и кровавая гражданская война были результатом несоответствия представлений правящей элиты, чаяний простых людей, интересов населяющих ее народов. Советская власть "отгрызла" обратно часть отколовшихся территорий и даже, как в случае с Тувой, приобрела новые, создала вокруг себя пояс стран-саттелитов, но ровно по тем же самым причинам страна опять развалилась. Меньше, чем за сто лет Россия дважды пережила распад, скукожилась в границах не на сотни, а миллионы квадратных километров. И процесс этот продолжается: две чеченские войны - одна проигранная сепаратистам и вторая, все никак не заканчивающаяся, - не единственный его симптом.

Лет семь или восемь назад Сергею Маркедонову, наверное, ничего не было известно о заявках ингушей на независимость от России. Но они уже появились, пусть и достаточно в произвольной форме. Трудно было бы предположить тогда, что Дагестан станет воюющей республикой, воюющей против центральных властей и их местных назначенцев. И ответ Москвы на это один - террор, эскадроны смерти, пытки, похищения людей, внесудебные казни. Костер пытаются тушить бензином. В республиках Северного Кавказа сейчас установлен военно-полицейский режим, власть здесь в руках спецслужб и правоохранительных органов, по всей стране отменены выборы президентов, а выборы в местные законодательные органы проводятся по партийной системе и допускаются к ним только федеральные партии. Хочешь, чтобы избрали, запишись в жириновцы или в грызловцы, наконец, в мироновцы, хотя, быть может, тебя и не устраивают их заявленные программы. Они мыслят глобально о России, мире, а тебя интересует всего лишь Осетия или Кабарда, и не всегда эти Осетия или Кабарда хотят того же, что и вся Россия.

Распад государства - это в первую очередь изменение его внутренней сущности, сдвиг в настроениях людей, а в случае, если оно многонациональное, то и в настроениях народов. Перекройка границ, выход какой-то его части из состава государства - всегда вторично. Поэтому можно утверждать, что процессы, которых боится автор, все же начались, они идут, и власть своими неумелыми, непродуманными, а иногда и просто провокационными действиями лишь стимулирует их. Это и ликвидация федеративного устройства государства в ответ на желание республик получить большую самостоятельность, и "оголтелая", многолетняя антикавказская и антиисламская пропаганда, приведшая к тому, что государствообразующий народ теперь в массе своей не прочь отсоединиться от "этих черных". Или хотя бы ограничить им въезд в населенные пункты центральной России. Самый распространенный интернет-слоган последних дней, обращенный к южным осетинам - "Добро пожаловать в нашу дружную семью чурок!", как нельзя лучше отражает настроения людей на Северном Кавказе и одновременно показывает, что "грамотной внутренней политики и качественного нациестроительства" в России нет, и вряд ли они появятся в ближайшее время.

Но вернемся к международному праву, о котором и я, и Сергей Маркедонов знаем, если откровенно, не так, чтобы очень много. Провозглашая когда-то независимость, руководители Чечни указывали на возникшую трещину в послевоенном устройстве Европы, на существующие прецеденты. Теперь и Россия не считает себя вправе следовать отжившей системе. Плохо это для чеченцев, раз речь идет в первую очередь о нас? Не сказал бы. Возникает пространство для политического маневра. Сходит со сцены железобетонная логика нерушимости границ, которая где-то в малозначимых районах планеты и без того не очень-то соблюдалась, но в отношении ядерной державы ее никто не смел даже под сомнение поставить. Россия устами своих первых лиц заявила, что отныне принцип самоопределения народов для нее выше и обосновала причины этого. Если попытаться сформулировать заявленный Россией подход, то самоопределение признается оправданным:

1. Если какой-то народ подвергся геноциду, обозначив геноцидом убийство 1600 (или близко к этому) человек, и были обстреляны мирные города из тяжелых систем вооружения;

2. Если народ, стремящийся к независимости, подвергся атаке, названной агрессией, со стороны государства, в состав которого он номинально входит;

3. Если народ выразил свое волеизъявление на выборах, причем без учета мнения большинства или значительного числа иноязычных граждан, изгнанных силой с мест постоянного проживания.

Не будь официального признания независимости Южной Осетии и Абхазии, все эти заявления можно было бы считать лишь проявлением двойных стандартов. Политиков, сделавших их, можно было бы критиковать, обвинять, стыдить, понимая, что это всего лишь слова, сотрясение воздуха. Но за словом последовало дело, и теперь случившееся следует именовать правоприменительной или государственной практикой. Россия не отбросила международное право, а из двух его равнозначных, хотя и диаметрально противоположных, принципов сделало выбор в пользу одного. Кроме того, утверждая, что грузинское руководство ответственно за геноцид в своих автономиях, она требует международного расследования в соответствии с нормами, извините за каламбур, того же, международного права. То есть пытается опереться на него. Случись нечто такое лет 15 назад, чеченцы точно бы не ввязались в войну. Зачем, когда без гибели людей, без разрушений, крови и слез можно было прийти к тому, что всегда являлось нашей национальной идеей - построению собственного государства.

Хотелось ответить на все пассажи из статьи Сергея Маркедонова, особенно про конфликты между "чеченскими националистами, сторонниками светской модели и исламистами, суфиями и салафитами, сторонниками сецессии и ее противниками" и про "упразднение Чеченской Республики Ичкерия". Вообще все, что у него написано про Чечню, требует пояснений, уточнений, опровержений. Не берусь за это только из-за нехватки времени.

Но, напоследок, все же попрошу, на всякий случай, не делать заявлений, подобных следующему: "международное право всегда исторично, оно вырабатывается в конкретных контекстах, а не на основе абстрактного альтруизма". В том-то и дело, что многие нормы международного права носят императивный характер и направлены на сохранение человеческой цивилизации и морали. Запрет геноцида, например, или пыток и многое другое. Даже в том случае, когда государство-изгой или тиран отказываются признавать такие нормы, они для них не перестают быть обязательными. Вопрос о вечных истинах - это вопрос нравственный. И кто отказывается признавать библейские (коранические) заповеди, отложившиеся для всех в нормах международного права, говоря, что их время прошло, тот рискует оказаться в одном ряду с теми, кого просто и давно прозвали фашистами.

Усам Байсаев - сотрудник ПЦ «Мемориал», с. Самашки.

Источник иллюстрации - Muhom.org.

(T)



ФОРУМ





ПОИСК
  

[расширенный]

 © 2000-2017 Prague Watchdog. При полном или частичном использовании материалов ссылка на Prague Watchdog обязательна (в интернете - гиперссылка). См. Републикация.
Мнения авторов могут не совпадать с мнением редакции сайта Prague Watchdog,
стремящейся показать широкий спектр взглядов на события на Северном Кавказе.
Реклама