ГЛАВНАЯ
 ·О НАС
 ·ВАКАНСИИ
 ·ГОСТЕВАЯ КНИГА
 ·КОНТАКТ
 ·НАШИ БАННЕРЫ
 ·РЕПУБЛИКАЦИЯ
 ·ФОРУМЫ
  НОВЫЙ PW
 ·РЕПОРТАЖ
 ·ИНТЕРВЬЮ
 ·ОБЗОР НЕДЕЛИ
 ·АНАЛИТИКА
 ·КОММЕНТАРИЙ
 ·АВТOРCКAЯ КOЛOНКA
 ·ЭССЕ
 ·ПОЛЕМИКА
 ·ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ
  ЧЕЧНЯ
 ·ОСНОВНАЯ ИНФОРМАЦИЯ
 ·ОБЩЕСТВО
 ·КАРТЫ
 ·БИБЛИОГРАФИЯ
  ПРАВА ЧЕЛОВЕКА
 ·АТАКИ НА ПРАВОЗАЩИТНИКОВ
 ·СВЕДЕНИЯ
  ЛЮДИ И СРЕДА
 ·ЛЮДИ
 ·СРЕДА
  СМИ
 ·ДОСТУП СМИ
 ·ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА
  ПОЛИТИКА
 ·ЧЕЧНЯ
 ·РОССИЯ
 ·ЗАРУБЕЖНАЯ РЕАКЦИЯ
  О КОНФЛИКТЕ
 ·НОВОСТИ / ИТОГИ
 ·ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
 ·ЦИФРЫ
 ·ВОЕННОЕ ДЕЛО
  ЖУРНАЛ ЧОС
 ·О ЖУРНАЛЕ
 ·НОМЕРА
  БЛОГИ
  РАДИО СВОБОДА
 ·ЕЖЕДНЕВНЫЕ ПЕРЕДАЧИ
 ·О ПЕРЕДАЧАХ
  ССЫЛКИ

ССЫЛКИ

31 октября 2008 · Prague Watchdog / Сергей Глигашвили · ВЕРСИЯ ДЛЯ ПЕЧАТИ · ОТПРАВИТЬ ПО ЭЛ. ПОЧТЕ · ЯЗЫКОВЫЕ ВЕРСИИ: ENGLISH 

Приказ: найти и уничтожить!

Сергей Глигашвили специально для Prague Watchdog

Отставка Мурата Зязикова была ожидаемым событием. Предсказывавшие ее эксперты исходили из того, что бездарность Зязикова как руководителя по всем параметрам – силовым, гражданским, человеческим – в значительной мере способствовала превращению Ингушетии из относительно мирной республики при Руслане Аушеве в самый «горячий» и взрывоопасный регион Северного Кавказа.

Понимание этого обстоятельства не требовало ни особых усилий, ни знаний. Логично было предположить, что Кремль отдает себе отчет в том, что ситуацию надо менять, поскольку дальнейшее пребывание Зязикова на посту президента Ингушетии сопряжено с риском лавинообразного нарастания кризисных процессов. Признаки того, что Москва думает над вариантом замены, стали появляться нынешним летом. Во-первых, активизировались слухи об отставке Зязикова, во-вторых, после долгого периода забвения из запасников была извлечена идея объединения Ингушетии и Чечни.

Взрыв активности подпольных вооруженных групп в Ингушетии, очевидно, вынудил федеральный центр поторопиться с решением. Давно известно, что Кремль крайне не любит отправлять в отставку региональных начальников под давлением обстоятельств. Такой стиль управления сложился при Путине, который любые попытки навязать ему то или иное кадровое решение воспринимает как личное оскорбление. Но в данной ситуации медлить было нельзя, поскольку на горизонте отчетливо замаячил призрак «второй Чечни», как часто называют сегодняшнюю Ингушетию.

По всей вероятности, от варианта слияния республик пришлось отказаться из-за его громоздкости и неочевидности последствий. Долговременная и трудоемкая процедура не обещала быстрых и однозначных результатов, поскольку было ясно, что значительная часть ингушей организовала бы обструкцию процессу объединения и всячески саботировала бы его. В условиях, когда Ингушетия фактически стала одним большим военным полигоном, на котором денно и нощно совершаются нападения на военные объекты, федеральных военнослужащих и сотрудников силовых структур, происходит отстрел местных силовиков и чиновников, Кремль, как это часто бывает, воспользовался паллиативом – комплексом оперативных, временных мер, обещающих быстрый, но непродолжительный результат.

Несмотря на ликование, которым встретили ингуши назначение Юнуса-Бека Евкурова временно исполняющим обязанности главы республики, выбор его кандидатуры оказался неожиданным. Евкуров, несмотря на то, что о его существовании в республике знали, - персонаж абсолютно закрытый. Еще вчера, сразу после того, как стало известно о его назначении, я попытался собрать всю информацию о нем в Интернете. Google выдал всего 27 ссылок, из которых примерно третья часть вела к новостям о состоявшемся назначении, а две трети – к официальной биографии и к упоминаниям в связи с боевыми операциями или награждением орденом Героя России. Ни одного интервью, развернутой характеристики, статьи - ничего. На форуме ВДВ один из сослуживцев охарактеризовал Евкурова как очень скромного и порядочного человека, назвав его при этом Юрой.

То, что Евкуров – не публичная фигура, понятно, учитывая его работу в ГРУ МО России. Но это же означает, что он – человек сугубо военный, без малейшего опыта управления гражданскими структурами, ограниченный рамками раз и навсегда избранной профессии. Какие задачи могут быть возложены на высокопоставленного военного, который привык планировать и проводить боевые операции, руководить не гражданскими лицами, а офицерами и солдатами? При этом следует учитывать, что военный с таким стажем и послужным списком не знает другого порядка организации работы, кроме железной дисциплины, когда приказы вышестоящего начальства не обсуждаются, а выполняются беспрекословно. Такого же послушания он привык требовать и от подчиненных.

Конечно же, в силу отсутствия всякой информации мы можем только предполагать, а реальность, как всегда, окажется иной. Но важно понять мотивы тех, кто послал Евкурова умиротворять Ингушетию. Генерал Федеральной службы безопасности, будучи, возможно, неплохим или никаким профессионалом в бытность свою замначальника ФСБ Ингушетии, оказался плохим президентом, поскольку выяснилось, что передать республику под контроль спецслужб – плохое решение. Именно их произвол, неистребимая привычка действовать экстремальными и преступными методами взорвали ситуацию.

Надо полагать, что призыв высокопоставленного офицера-десантника свидетельствует о выборе новой тактической модели, в которой учтен чеченский опыт. Понятно, что ставка все также делается на силовые инструменты, но теперь, похоже, надежды возлагаются не на спецоперации, а на прямое военное вмешательство. Юнус-Бек Евкуров может дать внятный и достойный ответ именно боевым подразделениям подполья, грамотно прочертив линии фронта, сформировав собственную армию, как это уже сделал Рамзан Кадыров. Его люди будут действовать не в домах и на улицах, хватая людей, а пойдут в леса и горы с оружием в руках и там одержат блистательную победу.

Естественно, это первое, что приходит в голову, когда пытаешься анализировать назначение на должность главы Ингушетии сугубо военного человека, без всякого политического бэкграунда. Насколько оправданны надежды федерального центра на то, что новый силовой подход окажется эффективным? Отвечая на этот вопрос, стоит учитывать, что клан Кадыровых, обладая выдающимися репрессивными талантами, имеет и очень определенный политический проект. У старшего Кадырова были, а у младшего есть представления о политическом будущем Чечни. И именно их наличие является источником политической воли, которая, собственно, и приводит в движение гигантский репрессивный механизм.

Насколько готов Евкуров к роли усмирителя Ингушетии, сложно сказать. Способен ли он предложить модель не только военного, но и политического умиротворения Ингушетии? Если на него возложены только военные задачи, то на территории, где никто не объявлял войны, боевые операции обязательно войдут в противоречие с Уголовным кодексом. И тогда ситуация вновь начнет разворачиваться по знакомому сценарию, но в новых, усугубленных параметрах. Кроме того, отсутствие понимания интересов собственного народа в случае, если Евкуров окажется простым исполнителем репрессивных решений, может сыграть с ним злую шутку, как это произошло с Зязиковым. Если же он будет прислушиваться к просьбам и требованиям соотечественников, то не исключено, что это самым печальным образом скажется на исполнительской дисциплине.

Фотография взята с сайта "Герои страны".

(M/T)



ФОРУМ





ПОИСК
  

[расширенный]

 © 2000-2017 Prague Watchdog. При полном или частичном использовании материалов ссылка на Prague Watchdog обязательна (в интернете - гиперссылка). См. Републикация.
Мнения авторов могут не совпадать с мнением редакции сайта Prague Watchdog,
стремящейся показать широкий спектр взглядов на события на Северном Кавказе.
Реклама